Борис Николаевич Абрамов родился 2 августа 1897г. в Нижнем Новгороде. В юношеские годы он стал военным моряком. В 1917г. из-за революции Борис Николаевич с родителями уехал в китайский город Харбин.

В течение нескольких лет он работал в химической лаборатории, потом в Политехническом Институте на должности преподавателя и консультанта по русскому языку.

В 1929г. произошло его бракосочетание с Ниной Ивановной Шахрай. Сохранилась личная переписка, строки которой говорят о большой любви, которая возникла между двумя молодыми людьми. Это пламя не угасло со временем, но перешло в нежную заботу и внимание друг к другу.

На протяжении всей своей жизни материально Борис Николаевич жил очень трудно. Кроме того, из-за болезни жены ему приходилось после работы самому топить печь и готовить еду.

Абрамов был человеком всесторонне образованным: разбирался в технике, хорошо знал музыку и литературу, сам играл на фортепиано и писал стихи. Соблазны Запада его не прельщали, он не стремился к обогащению, его потребности в материальных благах были очень скромными. Зато его постоянно влекло к познанию назначения человека, его места и роли в мироздании. На путях духовных поисков Борис Николаевич знакомился с различными философско-религиозными системами. Ему были близки Учения Христа, Будды, Платона, Конфуция, Зороастра.

В 1934г. во время путешествия по Китаю в Харбин приезжает Николай Константинович Рерих. Из многих приходивших к нему харбинцев, Николай Константинович выбрал людей, духовно наиболее готовых к сотрудничеству с ним. Двоим из них Николай Константинович вручил привезенные из Гималаев кольца ученичества как знак особого доверия и духовной близости. Этими избранными были Борис Николаевич Абрамов и Александр Петрович Хейдок.

С этого времени началась новая страница в жизни Абрамова. С отъездом Рериха в Индию, установленный контакт не прерывался, шла переписка. Благодаря переписке, Борис Николаевич познакомился и с Е.И.Рерих, а позднее стал ее духовным сыном.

Первое письмо Елены Ивановны Рерих к Борису Николаевичу датировано 1936 годом.

«Родные Борис Николаевич и Нина Ивановна. Спасибо за Ваши задушевные письма… Сердце мое уже давно устремлено к вам... Много задушевного слышала я от Николая Константиновича и Юрия о Вас... Несомненно, что нечто большее связывает меня с Вами, ибо иначе не укрепилось бы это памятование. Да и Сам Вл. Сказал: «Напиши им».

«Пишите о всех Ваших наблюдениях и духовных переживаниях и записывайте их… Все это чрезвычайно важно и с годами сложится в замечательную хронику»…

«Родной мой Борис, отбросьте все сомнения. Помните, что пока Вы связаны любовью и преданностью к Великому Образу, никто и ничто не сможет нарушить эту связь. Конечно, понимаю сердцем, как Вам хочется слышать подтверждение об этой связи и с радостью, троекратно, подтверждаю все, что Вы передаете мне, как именно исходящее из Высшего Источника...

...Храните эти жемчужины, и не удивляйтесь, что услышанное и рождающееся в Вашем мозгу близко получаемому Учению, но иначе как же усвоить даваемое?»

 

Б.Н.Абрамов внешне простой и скромный, с учтивыми и вежливыми манерами, не привлекал к себе внимания. Множество людей, проходивших мимо, а зачастую и соприкасавшихся с ним, даже не подозревали о том, что составляло его внутреннюю сущность: огненную устремленность и несгибаемую преданность Духовному Учителю. Как сотрудник высокой ступени, он принимал на себя часть Ноши Учителя Света.

С 1954г. у русских, проживавших в Китае, появилась реальная возможность вернуться на Родину, и Борис Николаевич с женой покинули Харбин и поселились сначала в Новосибирске, а затем в г.Веневе Тульской обл. Они привезли в богатую библиотеку. Именно с этих книг в 1989 году издательством "АЛГИМ" была напечатана вся серия "Живой Этики".

Абрамов начинает хорошо слышать и записывает услышанное. Со временем, общение Бориса Николаевича с Еленой Ивановной и Учителем расширяется, становится разнообразнее, качество его записей повышается, мысли обретают точность и объемность.

Из записей Е.И.Рерих:

«Записи Бориса и Ниночки мною сохраняются и оцениваются глубоко».

…«Не огорчайтесь мыслью о моем уходе, – утешает она своего ученика, – когда время это наступит, Вы будете уже вполне вооружены и продолжите работу, которой конца нет. Вел. Владыка не оставит Вас, да и я, после некоторого отдыха, в котором буду нуждаться, смогу подавать знаки привета».

Теперь эти «знаки привета» мы читаем в книгах "Грани Агни Йоги".

Указ Е.И. Рерих о продолжении работы был выполнен. Борис Николаевич до конца жизни почти ежедневно вел записи поступающей информации. Это была необычная работа, полная особого содержания и великого напряжения духовных сил. Информация, как правило, приходила ночью, и ее нужно было сразу же перенести на бумагу, так как наша плотная физическая оболочка не в состоянии долго удерживать в памяти Тонкие Касания Высших Сфер. Такую колоссальную нагрузку из ночи в ночь десятилетиями трудно представить. Этот труд является подвигом.

Борис Николаевич заранее готовил небольшие листочки бумаги, пронумеровывал их, потому что писал, находясь еще в полусне, на ощупь; писал и бросал на пол. А потом, в свободное от хозяйственной работы время, он сидел с этими листочками, часами подолгу расшифровывал написанное и мельчайшим почерком переписывал в общие тетради объемом 200-250 страниц. К концу жизни таких тетрадей было более пятидесяти. Это была трудоемкая кропотливая работа, отнимавшая и время у сна и много сил. Не просто принимать сообщения Свыше. Для этого приемник должен быть всегда настроен соответственно, всегда быть в созвучии с Посылающим, всегда быть в полной готовности и равновесии.

Борис Николаевич ушел с физического плана…

Но в то же время он продолжает жить рядом с нами: в своих мыслях и устремлениях, в своем жизнеутверждающем подвиге, в оставленном уникальном наследии – записях Информации из Высокого Источника. Сегодня "Грани Агни Йоги" несут свой Свет во многие уголки мира. Их читают не только в России и странах ближнего зарубежья, но и в Америке, Израиле, Германии, Франции, Польше, Индии.

Вот что говорят об этих записях сами Великие Наставники:

«Записи эти имеют особую ценность, ибо найдена узкая тропа, ведущая в жизнь. Для тех, кто идет после, послужат они источником Света, указующим путь…

… Мысль, родившаяся в сознании и облеченная в незримую форму, мало доступна для большинства людей, ибо читать Пространственные Мысли не всякий умеет. Но мысль, облеченная в плотную форму записей, доступна будет каждому, желающему войти с ней в контакт... Поэтому записи эти нужны, нужны для будущего, когда голод души станет очень насущным...»

 

Когда человек искренне и серьезно становится на Путь Света, то через некоторое время у него появляется множество вопросов. Он начинает осознавать, что для улучшения окружающего мира нужно прежде всего улучшить самого себя. Но как это сделать? Как утвердить в себе те или иные качества? Как избавиться от недостатков? Благо такому устремленному, если на своем Пути он встретит «Грани Агни Йоги» и сможет оценить, какое Сокровище попало к нему в руки. С огромной любовью к будущему читателю давались эти книги. Они содержат мудрые советы по самым разнообразным направлениям самосовершенствования. И, что очень важно, все эти рекомендации доступны. Возникает ощущение, что к нам опущена чудесная лестница, первая ступенька которой не где-то в недосягаемой выси, а у самых ног только ступи на нее, только устремись.

«Грани Агни Йоги» способны оказать моральную поддержку именно тогда, когда она больше всего необходима – в периоды тяжких испытаний, в моменты падений и неудач, когда горечь отчаяния готова затопить сознание.

Эти книги отвечают на множество недоумений, возникающих у вступивших на Путь Света. Например, идущий задумывается, почему вначале было так легко, светло, радостно, а потом вдруг стало тяжело и горько. «Может, я что-то не так делаю? Может, свернул с намеченного Пути?»

«Грани Агни Йоги» поясняют:

Abramov 3«Вначале путь легок и не омрачаем. Начинающий все время получает знаки обильно и щедро. Он горит устремлением, он радостно насыщает сознание дарами УЧИТЕЛЯ. Но идет время, и приходит пора испытаний, и постепенно меняется все.

Трудности, если путь избран верно, начинают громоздится одна над другой Чем сильнее устремление к Свету, тем яростнее обрушивается тьма на устремленного духа. И собственные недостатки и слабости громоздятся как горы, и кажется, буд-то растут. И кажется, буд-то оставил УЧИТЕЛЬ. И карма сжимает клещи. И выход закрыт, но надо и через это пройти, помня, что все это – только лишь вехи пути.

Придет время Мое, и изменится жизнь на Земле. Благоденствие и мир вернутся на Землю. Утвердится кооперация всех и во всем. Исчезнет вражда. Прекратятся войны. Все народы планеты составят одну дружную семью. Преобразится и расцветет сад земной. Помилованы будут животные. Изменятся люди. Ложная наука заменится истинной. Три мира сольются в сознании человеческом в один. Рассеется мрак. Злые и темные уйдут на Сатурн. Очищена будет планета от всякого сора. Преобразится сознание человеческое. Наступит царство Света.

Беспределен путь эволюции жизни, беспредельны качества духа, беспределен рост воли и могущества духа. Все беспредельно в потенциале своем. Предельна лишь тьма и ее порождения, ибо обречены на уничтожение. Дух, в Беспредельности сущий и сам беспредельный в себе, в процессе раскрытия своего внутреннего потенциала не ограничен ничем, кроме тех границ, которые он сам себе ставит широтой или ограниченностью своей мысли. Беспредельные мы, и наш путь беспределен и не имеет конца, как не имеет его ни пространство, которое окружает нас со всех сторон, как не имеет его и время. Там где кончается время, там начинается вечность; там где кончаются время и пространство, там начинается Беспредельность, в которой они существуют. Чем большей длительности дела человека, тем ближе к Беспредельности он. Далеко от нее те, кто ограничивает активность свою продолжительностью одной краткой земной жизни. Беспредельность останется ею, но орбита сознания замкнута будет малым кругом своего проявления. В этом различие Наших дел и активности Наших людей от дел человеческих, от дел обывательских, от дел коротких и смертных. Смертными тех Называем людей, кто, смерть признавая, смерти себя обрекает, а бессмертными – смерти не признающих. Так же и дела человеческие можно делить на бессмертные и смертные, на длинные и короткие. Дела длительные перебрасывают мост жизни на следующее и даже на многие воплощения вперед и на пребывание в Мире Надземном, утверждая тем самым непрерывность жизни и сознания. Личность, как таковая, ограничена кругом одной жизни. Индивидуальность захватывает и включает в себя все. Достичь жизни сверхличной – значит утвердить бессмертную, перевоплощающуюся индивидуальность свою и перенести сознание в ее сферу. К чему качество духа и работа над ним, если имеется в виду только одна жизнь – работа бесцельна. Но когда заложено знание того, что каждое маломалейшее усилие в деле утверждения желаемых качеств духа даст свои плоды в жизни этой, а главное, в будущих жизнях, то смысл и значение этих трудов приобретают аспект необходимости, и следствия их – непреложности для духа, утверждающего эти качества".

 

Беспредельно совершенствование всех лучших качеств человека. Очищать и преобразовывать свою животную природу – долгий и мучительный труд, но начинать все равно надо, ибо другого пути войти в Царство Света нет. Самая долгая и тяжелая борьба ожидает человека в преодолении своих недостатков.

«Грани Агни-Йоги», оставленные людям Борисом Николаевичем Абрамовым, помогают нам увидеть и преобразовать в себе негативные качества, без преодоления которых невозможно совершенствование человека.

«Честное и нелицеприятное признание собственных недостатков дает возможность использовать во благо даже и неизжитое желание осуждать недостатки других людей. И, когда подобное желание поднимает голову и хочется осудить ближнего за замеченный в нем недостаток и какое-то отрицательное свойство характера или черту, надо прежде всего посмотреть на самого себя и подумать, не имеется ли это самое свойство, или не имелось ли раньше в себе самом, и не проявляло ли себя в той или иной форме. И когда это будет обнаружено и выявлено в себе, то желание осуждать другого отпадает. Обычно в других прежде всего замечаются именно те самые свойства, которые есть в осуждающем. Вор видит вора, алчный – алчность, подлый – подлость, хитрый – хитрость, обманщик – обман, эгоист – себялюбие и так далее. Так, в каждом случае стремления к осуждению надо сперва посмотреть на себя. Этим путем очень легко и просто освободиться от этого нежелательного свойства. Ибо много еще в человеке имеется того, за что он осуждает других. В случае собственного совершенства этот метод не нужен. Но где же они, совершенные?

В этом мире, где двойственно все и где все различается по светотени, совершенного нет ничего, что не имело бы в себе наряду с гармоническими частицами частиц хаотических, нарушающих совершенную и полную гармонию целого. Мыслью можно вызывать, усиливать и утверждать в любом явлении жизни те или другие частицы, т. е. стороны добра или зла. Если, взяв человека, усмотреть в нем частицы добра и, вызвав их к жизни, их тем усилить, свет в человеке будет усилен, если же – наоборот, усмотреть и усилить в нем только плохое, это будет усилением тьмы, которая в нем. Так что нашею мыслью о людях можем мы в них вызывать к жизни и усиливать элементы добра или зла, тьмы или Света. Мыслью творить человека может каждый. Потому осуждение – безусловное зло, ибо творит оно тьму в человеке и усиливает все то плохое, что в нем уже есть. Осуждением даже из неплохого человека можно сделать плохого. Осуждение – зло, обсуждение – благо. Знать – не значит еще осуждать. Знать, не осуждая, будет достижением очень высокой ступени. Снять маску, увидеть обнаженную сущность под ней и все же от осуждения воздержаться – признаком служит высокого духа. Так, поднявший камень осуждения и бросивший его в другого человека, оказывается сослужителем тьмы».

"Если поскользнулся – тотчас же встань!"

«Самое бесполезное и вредное – это ненужные терзания и раскаяния. К чему мучить себя, когда путь спешен и время не ждет. Растущее сознание и воля позволят в свое время преодолеть все, что кажется не под силу в данный момент. Топтание на месте в бесплодных раскаяниях и терзаниях пространственно вредно. Лучше спокойно и трезво взвесить то, что случилось, с тем чтобы в будущем не дать власти рецидиву над сознанием. Безмолвно Смотрящего не может затронуть ничто».

Использованная и рекомендуемая литература:

      1. «Грани Агни Йоги», в 20-ти томах, «Алгим», Новосибирск, 1997-2013.
      2. Абрамов Б.Н. "Устремленное сердце", СибРо, Новосибирск, 1997
      3. Рерих Е.И. «Письма», в 10-ти томах, «Сфера», М., 1996  

 

37856
 Много подвижников и героев дала Русская земля. В них как бы кристаллизован дух народа, его сокровенные сияющие глубины. Их молитвами и деяниями слагалась подлинная история народа, рос его дух, формировался характер. Эти Огненные Вехи, как Столбы Света, как живая связь Неба с зёмлей, указывали путь неокрепшему сознанию людей, ведя их к Истине, согревая своей любовью и неустанными заботами. Среди таких Светочей Русской земли неугасимой лампадой сияет Образ преподобного Серафима Саровского.

"Ветшают дни, проходит человек, 
Но небо и земля — извечно те же".

М.А.Волошин 

Максимилиан Александрович Волошин.Это имя в нашем сознании неразрывно связано с Крымом, божественном кусочком земли, где нам посчастливилось жить. Неисповедимы пути судьбы, и они привели на заре теперь уже прошлого, ХХ века сюда, в Крым, в Феодосию, юношу и его мать Елену Оттобальдовну, чтобы навсегда связать свои имена с Восточным Крымом, с Киммерией.

«Я родился в Киеве 16 мая в день Святого Духа...»
Этими словами предопределено многое в жизни Волошина, но главное, что сразу хочется отметить – присутствие Святого Духа творчества на протяжении всего его недолгого 55-летнего срока пребывания здесь, на Земле.
Конечно, его приход был не случаен и тогда, в 1877 году. К его 40-летию, когда человек подступает к определённому жизненному рубежу, он готов к зрелому, самостоятельному восприятию событий 1917 года в России и дальнейшему их развитию. Многие его современники, не столь зрелые в духе, не смогли оценить произошедшее крушение прежней жизни и погибли – нравственно или физически. Но старый, мудрый Дух сумел понять и сложить собственную жизнь как служение людям. Он жил для людей. Он многих спас в период смуты, братоубийства, в годы гражданской войны.
Пройдя сложный путь жизни, после путешествий по Европе, «за гроши, пешком», он самообразовывался, приобретая знания опытным путём.
Когда-то, скрываясь от преследующего его мира, исключённый за «агитацию» из университета, Волошин в составе изыскательской экспедиции побывал в Средней Азии. С тех пор он всю европейскую культуру воспринимает «с высоты азиатских плоскогорий». Это прозрение навсегда определило его судьбу, образ дальнейшей жизни.
«Я должен сказать, что человек древнее Земли и жил раньше на других планетах, и что кровь возникла на другой планете, что была древнее Солнца… Кровь знает больше человека и помнит сокровенные тайны мироздания».
…Поэт, художник и философ. В 1903 году после странствий возвращается в Коктебель и начинает строить свой собственный дом. Дом Поэта жив и сейчас. Он хранит дух Макса. Мы видим необычные пространства, будто случайно перетекающие внутри дома; мы видим его книги, среди которых можно отыскать и «Тайную Доктрину» Е.П. Блаватской; мы видим улыбку царицы Таиах, когда-то вдохновлявшую поэта и напоминавшую ему улыбку Джоконды Леонардо да Винчи. Многочисленные пристройки к дому напоминают о «кельях» для множества гостей его Дома, которых он много лет принимал на отдых. Это были лучшие представители творческой интеллигентции, учёные того времени. Он принимал их бесплатно, живя на 60 рублей академического обеспечения от государства. Но в Доме царило счастье, радость от общения с друзьями. «Вечерами все сходились на длинной веранде, за чайным столом, и тогда начинались незабываемые беседы о поэзии, о путях и судьбах советской литературы, о русском и западном искусстве, о новейших достижениях науки. Над всей пёстрой разноголосицей высилась благодушно-спокойная фигура Волошина» (из воспоминаний его друзей).
Он был «прост, как ветер... неистощим, как море... и памятью насыщен, как земля». Это же завещал и нам, потомкам.
Но простота его была простотой великого, древнего Духа, наполненного любовью к людям. За этой простотой скрывался «скрытый мистик», по словам его друга, Марины Цветаевой. «Мало скрытый, зарытый», ни словом никогда не открывший никому своей глубокой духовной сути. Но эта суть легко прочитывается во многих, многих его стихах.
Волошин был поэтом и переводчиком, художником и искусствоведом, литературным и театральным критиком, мемуаристом и – главное – философом. Но в миру он был ещё и необычайно привлекательной личностью; интереснейший собеседник, эрудит, наделённый мягким юмором; чуткий слушатель, терпимый и всепонимающий, он объединял в себе творческое и человеческое начало.
В округе местные жители любили его, почитая его чуть ли не за святого за полное бескорыстие, детскую простоту и наивность в общении с людьми. К нему каждый приходил за помощью, за советом. Его знали в лицо и улыбались от души при одном упоминании его имени. Его можно было видеть «в длинной по колени кустарного холста рубахе, подпоясанной таким же поясом. Сандалии на босу ногу. Буйные волосы перевязаны жгутом, как это делали встарь вихрастые сапожники. Но жгут этот свит из седой полыни. Наивный и горький веночек венчал его дремучую голову». Он пишет:
«Человек рождается дважды: во плоти и в духе… Но годовщины духовного рождения… ускользают от нас, потому что момент этого рождения… скрыт даже от самого человека».
У древних римлян было определение: ГЕНИЙ МЕСТА, Дух – хранитель определённого места или вещи. Вот таким хранителем был Максимилиан Волошин для людей, их дарований и судеб.
Максимилиан Волошин был настоящим хранителем нашей культуры; благодаря его таланту, его личности сохранён Дом Поэта, заповедным стал Карадаг, возвращается к нам его творческое наследие.
Долгий путь заблуждений в отношении Волошина, надеемся, пройден и завершен. Недооценка его роли в истории нашей литературы, упрощенная трактовка его общественной позиции, стремление записать поэта в “абстрактные гуманисты” — все это не выдержало испытания временем. Наследие Максимилиана Волошина — литературное и живописное — это испытание выдержало. Оно пережило прямых и косвенных хулителей, готовивших для него полное забвение. А между тем многие творения Волошина (особенно последних десяти — пятнадцати лет его жизни) только сейчас по-настоящему глубоко прочитываются и продолжают оказывать серьезное влияние на художников слова и кисти. Вот почему идущим поколениям так важно узнать, как жил и работал, как искал и мыслил Мастер.

Календарь публикаций

« Июль 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Рекомендуем:

Agni-Yoga Top Sites Орифламма

 

Поделись с друзьями