Гений, шагающий через века

 …Жизнь и творчество Михаила Васильевича Ломоносова.

…Создатель Российской науки, изобретатель, поэт и прозорливец.

…Продолжатель дел Петра Великого в борьбе за Россию будущую.

…Основатель русского космизма.

M_.Lomonosov

С давних времен выходцы из вольного Новгорода, люди смелые и предприимчивые, стали заселять побережье Белого моря. Рубили избы, строили ладьи, ловили рыбу, били морского зверя, охотились, сеяли хлеб, писали иконы, резали по кости…

Природная смекалка и трудолюбие помогли поморам приспособиться к суровым условиям северного края.

Без пилы и гвоздей поморские кудесники при помощи одного только топора ставили свои крепкие избы. В резьбе наличников, окон, дверей, крылец отразилось все наружное убранство северных построек, сказочных, кружевных теремов. Внутри домов утварь была покрыта искусным узором, великолепным было ткачество и вышивка. Весь север России, от Заонежья до Урала, не только обменивался местными культурными ценностями, но и находился в непрестанном взаимодействии со всей русской культурой. На далекий север широко проникали новые веяния, технические новшества, художественные вкусы.

В течение нескольких веков за заслоном дремучих лесов и болот жизнь поморов развивалась самобытно. Жители Поморья не знали крепостного права и свободно пользовались своими землями. Мирская сходка была верховным органом крестьянской общины. Однако географическая удаленность Поморья от центра не привела к его изоляции. Здесь укрывались от бояр и помещиков беглые крестьяне, старообрядцы и дерзкие кощуны, невоздержанные на язык скоморохи и опальные бояре семьями. Беломорье стало пристанищем гонимых, непокорных, свободолюбивых людей.

Большое значение в культурной жизни Севера имели монастыри, в стенах которых в то время собирались образованные люди, туда же шли и молодые, жаждавшие познаний.

Служители церкви тогда отличались склонностью к научно-техническим изысканиям и изобретательству, чем и пользовали округу. Существовала школа иконной живописи, давшая много интересных художников. Была и своя типография.

Среди поморов было много грамотных людей. Местные крестьяне знакомились с печатной книгой, а иные имели собственные библиотеки. Заметный след оставил Архиепископ Афанасий. Он был человеком широкого образования.

Знал несколько языков, имел обширную библиотеку духовных и научных трудов. Занимался астрономией и картографией. Он «улавлял» не только души поморов, но и их богатейший профессиональный опыт, используя его в мирских делах. До самой кончины он неуклонно проводил начинания Петра 1 во всей огромной епархии Поморья.

Петр ценил его как образованного государственного политика.

Вся русская заморская торговля была сосредоточена московским правительством сперва в Холмогорах, затем в Архангельске, который иностранцы именовали «первыми воротами государства Российского». Огромный поток товаров от Урала до низовьев Волги и далекой Персии шел на север по всем рекам, впадающим в Северную Двину, а также через сложную сеть волоков и переправ по рекам Белой, Вятке и Каме.

Это постоянное торговое движение оживляло и обогащало деятельный и предприимчивый край, создавая экономическую основу для процветания и развития.

С давних времен на Двине привыкли к подвижной и богатой впечатлениями жизни.

Связанное тысячами нитей с жизнью всего Русского государства, Поморье взрастило целые поколения отважных, гордых и независимых людей.

Неслучайно Петр 1 именно в Поморье набирал мастеров корабельного дела для строительства военно-морского флота.

18 век. Жизнь огромной страны, выведенной петровскими реформами из состояния сонного застоя, отличалась в это время какой-то всеобщей небывалой стремительностью. На глазах одного-двух поколений родилось новое общество, утвердилось новое отношение к человеку. Отныне не порода и титулы в первую очередь, а заслуги перед страной, реальная польза, приносимая на общественный алтарь отдельной личностью, определяла её ценность. Люди волевые, энергичные, предприимчивые выдвигались на первые роли в государстве. Стремительно рушились былые привилегии боярства и духовенства. Стремительно было возвышение дворян, «служивых людей». Стремительно развивали свою деятельность купцы, промышленники и иные предприниматели. И не менее стремительно росло недовольство крепостных, тяжким трудом которых и оплачивался этот общегосударственный энтузиазм.

Петр I торопил время. Его революционная голова работала над скорейшим, по возможности немедленным претворением в жизнь всех замыслов, которые проносились в ней.

Грандиозны начинания Петра: новая армия, впервые создан флот, новая столица, созданы светские учебные заведения: Инженерная, Навигацкая, Артиллерийская и Хирургическая школы, горные школы в Карелии и на Урале. Введение нового календаря, гражданский шрифт, издательское дело, появление первой газеты, первого музея, учреждение Московской академии, основание Петербургской Академии наук, упразднение Патриаршества и установление Синода в церкви под эгидой царской власти – и все это было впервые и внове. Петр не успел довершить многое, начатое им. Он умер на взлете, но семена, посеянные им, уже взошли, дав стране плеяду замечательных государственных деятелей. Вот тогда-то и пришел в историю России будущий продолжатель дел Петра Великого Михаил Васильевич Ломоносов.

В устье Северной Двины, вблизи города Холмогоры, расположился один из многочисленных островов дельты – Куростров. Здесь в деревне Денисовке в семье черносошенного крестьянина Василия Дорофеевича Ломоносова в 1711 году 19 ноября родился один из величайших людей России.

Первое письменное упоминание о роде Ломоносовых содержится в переписной книге Архангельска и Холмогор с 1678 года. Все мужчины рода Ломоносовых были тружениками с достатком. Особо уважали прадеда М.В. Ломоносова, Луку Ломоносова, справедливого, волевого человека. Ценили в нем промысловика и морехода, позже его избрали двинским земским старостой.

Так сложилось, что отец, М.В. Ломоносова, Василий Ломоносов, много лет прожил в семье Луки Ломоносова и вместе с ним вел хозяйство. От молодого помора из семьи среднего достатка, рано лишившегося отца, требовалось немало сил и терпения, чтобы стать на ноги, обзавестись хозяйством. В промысле никому, в том числе и родственникам, не делалось поблажек. «Все довольство по тамошнему состоянию», - вспоминал впоследствии М.В. Ломоносов. Отец его «кровавым потом нажил». Да и нажил-то не сразу. По наследству ему достался довольно большой надел земли. Как положено крепкому хозяину поставил дом и хозяйство. Кроме того, вырыл во дворе небольшой пруд для рыбы, единственный на Курострове. Он владел рыбными промыслами на Мурманском побережье. Интересные подробности об отце М.В. Ломоносова сообщены в его академической биографии: «Он первый из жителей сего края состроил и по-европейски оснастил на реке Двине, под своим селением, галиот, и прозвал его «Чайкой», ходил на нем по сей реке, Белому морю и по Северному океану. Для рыбных промыслов и из найму возил разные запасы казенные и частных людей, от города Архангельска по берегам Лапландии и далее. Василий Дорофеевич был человеком предприимчивым, умным и смелым, к тому же душевно щедрым. Женился он к 30 годам.

Михайло был единственным сыном Василия Дорофеевича. Первые годы своей жизни М.В. Ломоносов находился на попечении своей матери. Мальчик рос здоровым и смышленым. Во многом был предоставлен самому себе и вел жизнь, общую всем его сверстникам. Отец всецело был поглощен хозяйственными заботами. Общался с людьми бывалыми и не чуждыми некоторой образованности. Василий Денисович сам был неграмотен, но пользу грамоте понимал. В доме был строг и даже суров, как все поморы; любил порядок и послушание, был заботливый и рачительный хозяин, не чуждый новшеств.

Михайло, как все крестьянские дети, с раннего детства помогал родителям: пас домашний скот, трудился в огороде, в поле, на постройках.

Почтение к старшим и труд были основами воспитания. Малейшее нарушение тишины и порядка в доме пресекались немедленно и сурово.

Обедали молча. Земными поклонами благодарили родителей за обновку.

Когда сыну исполнилось 10 лет, Василий Дорофеевич стал брать его с собой на морские промыслы. Михаилу было чему поучиться у своего отца и его помощников, и было на что посмотреть в дальних морских походах. Именно поморы совершили великий географический подвиг – они открыли всю Сибирь и прошли вдоль побережья Ледовитого океана до Камчатки и Китая – и не только прошли и проплыли, открыли десятки рек и горных хребтов, но и «положили» эти огромные пространства на карту, составили подробные описания, которые и до сих пор служат предметом исследования.

Не один десяток поморов служили в губернских учреждениях, и род Ломоносовых не был исключением.

В зимние месяцы, когда отцовские суда стояли на приколе, и работы было меньше, Михайло учился грамоте по псалтырям. Первыми учителями его были сосед Иван Шубин и дьячок приходской церкви Сабельников. Обучение было настолько успешным, что к юному грамотею обращались за составлением писем и каких-либо бумаг.

Постигнув грамоту, Михайло стал усердно разыскивать книги. Жаждущий знания он скоро разузнал, какие книги есть у каждого из соседей. Особенно его привлекала библиотека зажиточного Христофора Дудина. Здесь он впервые увидел мирские книги – «Грамматику» и «Арифметику». «Грамматика» обучала не только основам грамоты, но красноречию и стихосложению. «Арифметика» – так же была популярным пособием по данной дисциплине, но и давала знания по геометрии, физике, географии, астрономии и прочим естественным наукам. Автора этой книги ценил Петр I.

У владельца библиотеки, старика Дудина, были три сына, которые тоже обучались по этим книгам. Михайло слезно просил их отдать ему эти книги, всячески угождал им.

И соседи не устояли. Михайло, получив заветные книги, не расставался с ними нигде, носил всюду с собой, выучил их наизусть. Позже, вспоминая детство, он с благодарностью называл эти книги «вратами своей учёности». Что интересно, книги эти попали в руки будущего ученого Михаила Ломоносова именно тогда, когда Петр I положил начало основанию Петербургской Академии Наук.

Ломоносов, чье имя станет впоследствии синонимом Академии, так же, как и она, только вступал в период своего становления.

Среди местного населения из уст в уста передавались многочисленные рассказы о Петре I. Да и сам отец, Василий Дорофеевич, видел Петра в Архангельске и рассказывал своему сыну об одном колоритном эпизоде. Порывистый и скорый в движениях Петр, переходя с корабля на корабль, оступился и полетел вниз – в баржу, груженую горшками.

Долговязый и крепкий в кости, он переколотил немало горшков, но тут же, «по–царски», расплатился с хозяином баржи. В рассказах о Петре, наблюдая становление дел его, перед молодым Ломоносовым вставал живой облик Великого Государя, по-человечески близкого и понятного. Позже он создаст немало поэтических произведений во славу Петра Великого. Горячее стремление к полезной деятельности навсегда поселилось в неукротимом сердце М.Ломоносова. В зрелых годах, будучи умудрён науками и жизнью, он оставит короткую искреннюю надпись к статуе Петра – «Сколь много есть ему обязанных сердец».

Скоро время шло. Выросший не по годам, крепкий, смелый, живой Михайло Ломоносов возвращался с промыслов с отцом и прочими рыбаками. Но никто не вышел встречать судно Ломоносовых. По местным преданиям он застал родную мать в жестокой горячке, от которой она скончалась. Дом помора не мог оставаться без хозяйки.

Отец снова женился, но с новой женой жили недолго, она тоже умерла. В третий раз отец женился на вдове нрава завистливого и злобного. Тяжко было на душе у Михайлы.

Он не мог забыть свою родную мать и часто посещал ее могилу. Окружающие советовали ему искать утешение в религии. Но М. Ломоносов был своеволен и пытлив умом, а церковь не давала ответов на вопросы так яро обуревавшие его. Молодой ум его был уловлен раскольниками, так называемого толка «беспоповщины».

Два года он познавал суть их веры. Но и здесь он не находит покоя душе и уму. Михайло переживает сложный душевный и духовный конфликт, вызванный как семейной обстановкой, так и внутренней мировоззренческой.

Отец, Василий Дорофеевич, очень любил сына, по-своему старался устроить его счастье. Он не только готовил его в наследники большого состояния, но хотел видеть в нем крепкого хозяина. Он радовался успехам сына, одобрял его страсть к наукам, но видел в этом лишь средство к достижению определенных практических целей.

Он не знал и не понимал гениальности своего сына. С появлением в доме мачехи, настраивавшей отца против Михайла, ощущение одиночества овладевает им.

Юноша давно обогнал своих сверстников не только в грамоте. Он во всем мог понять их, а они его нет. Однажды деревенские парни, среди которых были и старше его, поколотили Михайлу при выходе из церкви, где он читал прихожанам псалмы, мол - не выделяйся. Казалось бы, выход один – уйти с головой в учение. Но Ломоносов с самой юности видел в науках не средство ухода от действительности, а именно, средство единения с нею. Органичный и непосредственный, он стремился к живому и обоюдному общению, как с природой, так и с людьми. Будучи феноменально отзывчивым ко «всем впечатлениям бытия», он исподволь рассчитывал на ответную отзывчивость.

Его страсть к книгам вызывала озлобление невежественной мачехи.

Он находил уединенные уголки и пустынные места для чтения книг. Часто терпел голод и стужу, пока не созрело решение покинуть дом. Михайло Твёрдо решил найти свой путь в жизни, приобрести знания, к которым стремился со всей страстью юности.

Он толковал с бывалыми людьми в поисках мест обучения. Тогда же в Холмогоры по назначению прибыли два новых преподавателя для «Словесной школы», основанной архиепископом Варнавой. Один из преподавателей закончил Сорбонну по направлению Петра I. От него Михайло Ломоносов узнал о Московской Академии наук и обязательности знания латыни. Обдуманно готовился Михайло к побегу и дороге.

Не найдя поддержки у отца, он обрел ее у односельчан, которые снабдили его небольшими деньгами и документами.

И так в возрасте неполных 20 лет, ночью с караваном мерзлой рыбы он отправился в Москву. Судьба благоволила Михайле. По прибытии в Москву он познакомился с приказчиком, оказавшимся земляком Ломоносову. Узнав намерения Михайлы, он взял его в дом, и отвел угол для жилья между слугами. Опять же по знакомству земляков его устроили в Славяно-греко-латинскую Академию, а в просторечье «Спасские школы».

Это было старейшее высшее учебное заведение Московского государства, основанное в 1685 году. Сам Петр Великий дал указание, чтобы в программе обучения были не только церковные, но и светские кафедры, нужных людей государству поставляющие. Чтобы попасть в заветные стены, Михаилу Васильевичу пришлось скрыть своё происхождение, сказавшись сыном холмогорского дворянина.

На собеседовании, убедившись в светлом разуме претендента, ректор счел за благо поверить ему на слово. И вот, несмотря на свой возраст, Михайло Ломоносов был зачислен в самый младший класс, т.к. не знал латыни. Соклассники смеялись над великовозрастным школяром. А сложения он был богатырского и силою обладал немалою. Блестящие способности Ломоносова скоро проявили себя с полной силою, поэтому в обучении он шагал через классы. Между тем  дома его сочли пропавшим, но через приказчика он передал весточку, что остался в Москве.

Жизнь учащихся была трудна. Общежития не было, и учащиеся обретались, кто, где мог: в трущобах города, в сенях у знакомых…Школярам выдавалось жалование по 3-4 копейки в день, и то задерживали подолгу. Вся обстановка в Академии скорее отвращала, чем располагала к наукам. От учеников требовали не понимания, а заучивания предмета.

Учебников почти не было, учились по рукописям. Ученики должны были покупать бумагу и карандаши за свой счет, а это было не по карману многим. Вместо карандашей писали свинцовыми палочками, изготовленными из расплющенной дроби.

Осенью ученики Академии устремлялись к московским прудам и рекам, где паслись гуси, собирать перья, которые потом служили им целый год.

Чтобы иметь хоть немного денег, ученики нанимались колоть дрова, мести дворы, носить воду, читать заупокойные, писать письма за неграмотных и многое другое.

Михайло Ломоносов мужал. В классах пиитики и словесности он познакомился с лучшими образцами латинской и греческой поэзии, ораторским искусством. Тогда-то появились его первые стихи. Овладев латынью, Михайло самостоятельно изучил греческий язык. В свободные часы он просиживал в библиотеке, куда поступило богатое наследие образованного епископа рязанского. Благодаря этому библиотека была значительна своим научным содержанием. Не только под сводами монастырской библиотеки или библиотеки Московского печатного двора собирал он знания.

Они текли к нему отовсюду. Он ловил их налету, встречал и подбирал прямо на улице, на книжных торгах. Михайло Ломоносов пользовался богатством публичной бесплатной библиотеки талантливого самоучки Василия Куприянова. По указу Петра I Куприянову принадлежала гражданская типография, где печатались книги широчайшего ассортимента. Куприянов меньше всего заботился о прибыли, как и Петром I им руководило стремление к просвещению народа. В его лавках любой безденежный всегда мог поживиться книгами. Вопросы мироздания, устройство Вселенной особо привлекали Ломоносова. Труды Коперника, Гюйгенса, Аристотеля были его спутниками.

Он быстро перерос своих преподавателей, а жажда знаний была неутолима.

Осенью 1734 года Ломоносов обратился к архимандриту с просьбой послать его на один год учиться в Киево-Могилянский коллегиум, который был лучше оснащен техническими приборами по физике и астрономии и славился своими преподавателями на всю Россию. Библиотека коллегиума поражала современников богатством собранных книг. Однако, вопреки ожиданиям, Михайло Ломоносов не нашел там новых знаний.

Но он не из тех, кто стоит в растерянности от утраченных надежд.

И вот уже Ломоносов целыми днями просиживает над изучением русских летописей.

Перед ним проходят главнейшие события отечественной истории, и феноменальная память навсегда удерживает прочитанное. Он изучает неповторимую архитектуру Киева, мозаичные и живописные шедевры монастырей и соборов. В Москву Ломоносов вернулся не «с пустыми руками». Поездка в Киев значительно обогатила его представления о русской культуре, которые позже лягут в основу его творческих замыслов.

1735 год. Россия переживала страшное время. В стране царил голод, нищета, эпидемии, бесправие. Неистовствовала Тайная канцелярия чужеземца и ненавистника России Бирона, ставленника невежественной царицы Анны Иоановны. Разорённые, побирающиеся крестьяне толпами скитались по Руси.

Москва негодовала на злоупотребления Бирона и окружавших его проходимцев, постыдную расточительность двора, привольную жизнь чужеземцев, равнодушных к судьбам исстрадавшегося русского народа. Тёмные невежественные монахи, порицая бироновщину, в то же, время порочили дела Петра I.

В декабре 1735 года из сената ректору Славяно-греко-латинской академии пришло постановление, предписывающее отобрать лучших семинаристов в Петербургскую Академию наук. Михайло Ломоносов оказался в их числе. Мечта сбылась.

Эта Академия наук была создана указом Петра I в 1724 году. В петровскую эпоху сподвижниками великого государя были многие замечательные чужестранцы, но вместе с ними в стране оседало немало проходимцев. Академики–иностранцы обязывались в кратчайший срок подготовить достаточное число русских людей.

Бережливый Петр I никогда не скупился на содержание Академии. Туда поступали большие книжные собрания, в то числе личная библиотека Петра, царевны Натальи Алексеевны, Брюса, Строгановых и других меценатов. Сюда поступали произведения искусства, возникали академические музеи, стяжавшие мировую славу.

Петр снабжал большие экспедиции для изучения огромной страны, все материалы которых поступали в Академию. Петербургская Академия наук не только не отставала от лучших европейских академий и университетов, но и превосходила во многом.

Она была свободна от средневековой затхлости. Государь приложил все усилия, чтобы обеспечить первый состав Академии наук выдающимися научными силами. Русская Академия привлекла к себе крупных ученых Европы.

Вскоре в Академии появились в значительном числе русские специалисты.

После смерти Петра I научная жизнь Петербургской Академии зависела во многом от личных интересов и добросовестности отдельных академиков. В ту пору Академия наук искала специалистов по «рудному делу».

Марбургский профессор Вольф, к которому русский посол обратился за помощью, долго искал таких специалистов в Германии и не нашел, т.к. те, к кому он обращался, не хотели ехать в «холодную варварскую страну» или заламывали непомерные контрактные суммы. Поэтому Вольф посоветовал русской Академии прислать к нему студентов для обучения. Среди этих избранных оказался и Михайло Ломоносов.

Тогда Михаилу Васильевичу Ломоносову было 25 лет.

Из ослепительного грандиозного проектами и видом Петербурга Ломоносов попал в европейское захолустье. В Германии свирепствовало казенное просвещение, без свободного полета мысли. Студенты были буйным необузданным племенем, часто доставлявшим горожанам немало хлопот.

Но их бунт против затхлой жизни не шёл дальше пьяных дебошей. Перебесившись, они становились законопослушными и ограниченными обывателями.

Наделённый кипучей натурой русский помор Ломоносов влился в это бесшабашное братство. Отчеты, которые русское посольство отсылало в Петербург, характеризуя жизнь русских студентов, свидетельствуют, что молодые люди, и Ломоносов в их числе, вели за границей бурную жизнь, наделав кучу долгов.

Русские студенты были молоды, доверчивы и легко попадали в лапы ростовщиков, подписывая на себя крупные векселя. Главному администратору Академии наук Марбурга Вольфу пришлось распутывать финансовые дела незадачливых русских студентов. В письмах он защищал их перед Академией Петербурга «в виду их неопытности». Не обошли стороной Ломоносова и дела амурные.

Двадцатипятилетний здоровяк писал о себе: «Обучаясь, имел со всех сторон отвращающие от наук пресильные стремления, которые в тогдашние лета почти непреодолимую силу имели». Он увлекся дочерью марбургского пивовара.

Роман закончился венчанием, невеста приняла православие. Основательный и надежный он на время покинул жену, чтобы возвратившись в Петербург, впоследствии вызвать супругу вместе со всем семейством в Россию.

Молодой Ломоносов был слишком ответственным человеком. Обычные студенческие «забавы» он усердно совмещал с изучением «рудых дел», физики, химии, европейских языков, в коих преуспел весьма. Ему предстояло получить серьезную теоретическую и практическую подготовку – стать «горным офицером» для России.

Русские студенты критически отнеслись к ученым достоинствам преподавателей и находили дополнительных учителей сами. Преподаватели в основном давали ориентиры в потоке научных источников. Почти все деньги студенческого содержания Михайло тратил на книги, составляя свою библиотеку. За время своего пребывания в Марбурге Ломоносов много времени уделял литературе и поэзии.

В  архивах сохранились его поэтические переводы на семи языках. В его уме возникали такие вопросы, глубину которых мог постичь только очень высокий ум.

Три года проведенные в Марбурге не прошли даром. На родину шли хвалебные письма о русских студентах. А сам Ломоносов пишет о себе: «Произошло знатное приращение в науках». Теперь путь русских студентов лежал во Фрейберг для обучения горному делу. Содержание студентов сократили вдвое за предыдущие долги в Марбурге.

Тогда же во Фрейберге по делам находился один из петербургских академиков.

Он был типичным порождением шумахеровского правления Академии после смерти Петра I. Это был приспособленец и плут. Заметив разносторонние способности Михайлы, он использует его, возложив на него то, что должен делать сам по службе.

Но Михайло и здесь извлекает пользу для опыта познания.

Фрейбергский преподаватель, к которому были прикомандированы русские студенты, нещадно грабил их, присваивая и без того скудное денежное содержание.

Имея богатырское телосложение, Ломоносову тяжко было переносить голод.

Ограниченность даваемых знаний и презрение к русским студентам побуждает Ломоносова к самостоятельному изучению горного дела.

Основательно изучив немецкий язык, он как Пётр I толкует со старыми мастерами, рудокопами, плавильщиками, сам спускается в рудники. И везде он наблюдал немыслимую нищету, тяжкие условия труда и зверскую эксплуатацию детей на рудниках.

Михайло окунулся в самую гущу жизни народа, видел её снизу и не питал иллюзий в отношении западной культуры. Он был всегда в курсе того, что происходило в России.

Занимаясь поэзией на чужбине, он указывал, что русский язык по своим поэтическим возможностям богаче и ярче многих других. Русская поэзия не скована законами самого языка. Русский язык гибок и многогранен. У русской поэзии великое будущее.

Стихи, присланные в Петербург из Германии, ещё никому неизвестным студентом Ломоносовым, были до такой степени новы и неожиданны, что повергли в изумление знатоков и приверженцев поэзии.

Позже Белинский назвал их «началом русской литературы».

Однако жизнь Михайла Ломоносова в Германии полна неприятных приключений.

Он сбегает от издевательств, голода и унижений казенного преподавания. Михайло берется за любую работу, зарабатывая на хлеб. Еще некоторое время колесит Ломоносов по научным учреждениям Германии и Голландии. В Амстердаме, пытаясь попасть на какой-нибудь корабль, следующий в Россию, он попадает в лапы военных вербовщиков для гвардии прусского короля. Их привлекла богатырская внешность Михайлы. Лишь хитростью и отвагой удалось бежать, преодолев смертельные препятствия. Снова прибыв в Марбург, он пишет письмо в Петербургскую Академию наук о причинах своей задержки и злоключениях. Из Петербурга от Шумахера пришло сухое сообщение о передаче денег для срочного возвращения Ломоносова в Россию.

В 1741 году Ломоносов возвращается в Питер, не только «многоученым мужем», но и «укреплённым» сыном отечества. От холмогорских артельщиков он узнает о гибели отца.

Ощущалось беспокойство в обеих столицах государства Российского. Хотя на престоле был новый монарх, в Питере уже веяло приближением нового переворота.

Петербургская Академия наук переживала не лучшие времена. Бирон разваливал государственность России и дела Петра Великого. А Шумахер и его прикормыши разваливали центр научной жизни России – Академию наук. Вся страна кипела негодованием на чужеземцев. Как клопы засели они во всех структурах страны, злоупотребляя властью и терпением русского народа.

Ломоносов явился в Академию наук как «луч прободающий тьму». Тут же в сенат было подано доношение Ломоносовым и его единомышленниками. Обвинители писали: «Ныне Академия в такое состояние приведена, что никакого плода России не приносит».

Так кто же такой Иоганн Шумахер – отец «шумахерщины». Он был одним из многих приехавших в Россию «на ловлю счастья и чинов». Сумел войти в доверие к Петру I через протекцию личного лейб-медика императора.

Сделал быструю карьеру, стравливая тех, кто мешал его быстрому карьерному росту. А с окончанием героической эпохи Петра, чиновный Петербург предоставил Шумахеру  широкие возможности. Он руководил финансовыми делами Академии, умело манипулируя немалыми денежными суммами. Регулируя жалование профессоров, он вынуждал строптивых подавать в отставку, не забывая обогащаться лично.

Он был великим мастером стравливания ученых между собой. Многие светила науки, приглашенные Петром, не выдержав склок, оставили Академию.

Но споткнулся Шумахер на Ломоносове. Позднее он горько сожалел: “Я великую ошибку сделал, что допустил Ломоносова в профессоры”

На царский трон восходит дочь Петра 1 Елизавета. Воцарение Елизаветы Петровны вызвало много надежд и иллюзий. При дворе появились недавние гвардейцы: Воронцов, Шувалов, Розумовский, Бестужев – будущие государственные деятели.

Елизавета демонстративно не жаловала иноземцев. Ломоносов и другие много писали царице о делах в Академии наук. Шумахер и прочие с ним были сняты с должностей. Правителем Академической канцелярии стал Нартов – продолжатель дел Петра I. Он горячо заботился о российской науке, снабжая её всем необходимым.

Но государственная политика – дама капризная и переменчивая. Шумахер снова восстановлен в должности. Теперь он, в угоду императрице, старается приноровить всю деятельность Академии к придворным интересам. Ломоносов же всегда боролся за освобождение науки  всяких уз. Его наука была деятельна и практична.

В 1745 году императрица Елизавета подписала указ о производстве Ломоносова в статус профессора за заслуги перед наукой, хотя Шумахер всячески препятствовал этому. Многие научные новшества растворялись в ящиках его канцелярии. И только с вступлением на должность президента Академии графа Разумовского осуществляется мечта Ломоносова о химической лаборатории для Академии.

Ломоносов уже тогда помышлял о развитии в России химической промышленности.

Он открывает способ приготовления художественных красителей, которые ранее, по очень дорогой цене, приобретались за границей. Он указывал на необходимость воспитания собственных специалистов в разных отраслях науки.

Он был одним из новаторов в истории химии. Для Ломоносова химия – это наука процессов изменения, происходящих в природе. Ранее химия считалась лишь служанкой лекарей. Ломоносов говорил, что разобщение единой науки на отрасли приводит к противоречивым результатам. Лабораторные опыты привели Ломоносова к замечательному выводу о природе вещей: ”Из ничего не творится ничто”.

Любая материя не исчезает бесследно, а переходит в другую форму существования – из плотной в тонкую и обратно при определенных условиях. Закон сохранения энергии и неуничтожимость движения – тоже были подтверждены Ломоносовым математически и экспериментально ещё за 40 лет до Лавуазье. Известный математик и физик Эйлер, у которого учился Ломоносов в Германии, писал в Россию: “Ныне таковые умы весьма редки”. Наука Ломоносова была философична.

Фридрих Энгельс, говоря о естествознании, заметил что “философия мстит за себя задним числом естествознанию за то, что последнее покинуло её”. Это было сказано о науке 19 века, но актуально и  ныне.

Как водится в истории человечества, проходимцы и завистники только оттеняют и подчеркивают высоту и блеск разума гигантов духа. Неутомимый в кознях Шумахер тайком отослал, якобы еще сырую, диссертацию М.В. Ломоносова в Германию математику Эйлеру в надежде дискредитировать Ломоносова, но тот прислал “чрезвычайное восхищение” трудом Михаила Васильевича и надежды Шумахера рухнули.

Он пытался скрыть отзыв Эйлера от ученых Академии и от самого Ломоносова, но это ему не удалось. Дружеская переписка между Эйлером и Ломоносовым длилась до конца жизни великого русского ученого.

Михаил Васильевич горячо заботился о судьбе доверенных ему академических департаментов и, особенно, об академической гимназии и университете. Ветхие здания в разоренном состоянии, стужа в классах. На кухне тесто замерзало в квашне.

Голодные в обношенных платьях студенты болели от стужи и цынги. С большим трудом Михаилу Васильевичу удалось улучшить положение доверенных ему департаментов. Везде было засилье стяжателей иностранцев.

Ломоносов был в постоянной борьбе. Став статским советником и главою русского Географического департамента, он стал круто наводить порядки и ставить у руля научной деятельности своих бывших учеников.

Заботясь о процветании России, Ломоносов снова требует пересмотра академического регламента, “дабы Академия не токмо сама себя учеными людьми могла довольствовать, но размножить оных и распространить по всему государству”.

Михаил Васильевич стремился обеспечить участие русских ученых в управлении страной. Он борется за то, чтобы дать возможность талантливым людям разных сословий поступать в Академию на общих для всех основаниях.

Основанная Петром Великим Академия наук стала не только местом, где “науки обретаются”, но и центром, где строилось научное величие России. Русская наука развивалась вопреки политике правящих классов. Ломоносов закладывал, развивал и укреплял национальные традиции русской науки. Он первый указал на исторические преимущества России, её скрытые силы и возможности. Он пишет величественные оды науке, величию просторов и богатству недр родины.

Впервые Российской Академией наук создаются глобусы на русском языке, подробные по тем временам карты Государства Российского. Атлас Российской империи содержал астрономические и географические вычисления Ломоносова.

Для Академии наук он создал научный план по каждой дисциплине на несколько лет вперед. Ломоносов ревниво оберегал самостоятельность доверенных ему департаментов. Ни один каталог лекций не вступал в силу без подписи Ломоносова.

Лекции для студентов он читал увлекательно и требовал от них лабораторных исследований – он готовил ученых практиков.

Всем своим обликом Ломоносов противостоял придворному быту. Он так был поглощен творческим трудом, что не уделял ему особого внимания. Был совершенно чужд щегольства. В домашней жизни был скромен, неприхотлив и прост.

Любил порядок, был требователен не только к себе, но и к людям. Михаил Васильевич опирался на горячих сторонников своих идей, выходцев из разных слоев народа, трудившихся в разных областях науки и культуры.

Он поддерживал обширную переписку со многими учеными России и Запада.

Великой исторической заслугой Ломоносова было изучение и преобразование русского языка. В 1748 году в свет вышел труд Ломоносова “Риторика”, выдержавшая множество изданий, ставшая настольной книгой для людей науки и литературы.

Так же популярна была “Русская Грамматика” Ломоносова. Как великому патриоту и литератору России Екатериной Второй было поручено Ломоносову написать “Историю России”. Этот труд вышел в свет лишь после смерти его автора в 1766 году.

Наука была главной богиней в пантеоне интересов М.В. Ломоносова. Трудно найти что-либо в естествознании, что не увлекало бы его в изучении. Атмосфера, движение и температура её слоев, атмосферное электричество – эти явления побудили Ломоносова к созданию “громовой машины” и изобретению приборов для измерения электричества.

Множеством  практических исследований рождается наука “метеорология и климатология”. Ломоносову принадлежит приоритет  в отношении идеи зондирования приборами разных слоев атмосферы. Он заявлял о пользе создания в России метеорологических обсерваторий для научных и хозяйственных целей, принимая во внимание огромное пространство России.

Позже Менделеев, опираясь на труды Ломоносова, создаст приборы для аэростатов. Михаил Васильевич собирал материал для книги о северном сиянии.

Это явление он объяснял взаимодействием воздушных потоков, пространственного электричества и состоянием эфира в разных частях планеты.

Уже тогда он говорил о космическом электричестве. Он заявлял о необходимости громоотводов для зданий, т.к. было множество пожаров и смертей, как в столицах, так и в деревнях от удара молний. Ломоносов яро защищал право на свободу исследований и применения результатов науки в жизни.

Его интересовала сейсмология, виды и география разломов земной коры, разнообразие ее движений. В своих трудах он описывал эти процессы, приводя в ужас закостенелые умы и церковников. “Лик земной” преобразуют постоянные геологические процессы, а образование вулканов – это вторичное явление, как и заполнение трещин минералами. Все это легло в основу его книги о металлургии.

Ломоносов один из первых пишет о разном происхождении горючих подземных материалов. Он первый объяснил происхождение янтаря ученому сословию, которые полагали, что это производное нефти.

Его трудом по кристаллографии пользовались более поздние ученые. Важнейшие открытия сделал Ломоносов в геологии, минералогии, почвоведении и археологии.

Ко всему он был прекрасным рисовальщиком, что помогало ему во многих научных разработках. Его внимание привлекает связь химии с электричеством.

«Без химии путь к познанию причины электричества закрыт» – писал Ломоносов.

Во всех явлениях электричества особое внимание Ломоносова  занимают вопросы атомно-молекулярной физики, объясняющие многие явления природы. На эту тему он пишет несколько трудов. Ломоносов первый в мире читает курс лекций по физической химии. Он создал термометр, которым мы сейчас пользуемся. Ломоносов заявил, что повышение температуры, т.е. вибрации материи, может быть беспредельно.

Снова в науку вмешивается политика Шумахера, и лабораторию, созданную Ломоносовым, отдают немецкому околонаучному деятелю, позже приведшему все в запустение и дискредитировавшему себя. Ломоносов продолжает труды у себя дома.

Именно непобедимая любовь к Истине, самозабвенная любовь к России, огненный темперамент и, как он выражался, «благородная упрямка» – все это положил он к стопам богини Науки. В борьбе за справедливость он приобрел терпение и мудрость в поведении с врагами науки. Он понял, что для торжества Истины и блага России победить вредное можно, лишь утверждая благое.

Победить Шумахера можно, лишь утверждая авторитет науки в Академии. Ради науки ему приходилось терпеть унижение от ученых бездарей, укрощать вспыльчивость собственной личности. Замечательную мудрость он оставит потомкам:

«Славную победу получает тот, кто себя побеждает!».

Позже А.С. Пушкин скажет о Ломоносове: «Идеи и догадки, уже тогда тревожившие сию душу, исполненную страстей, были настолько грандиозны, сулили такие перспективы для русской науки и человеческого познания, что он просто не имел права ставить их под удар, сами идеи лишали его этого права».

В 1749 году Ломоносов пишет диссертацию «Попытка теории упругой силы воздуха».

Только через 100 лет трудами других ученых появится эта тема в виде «Кинетической теории газов». Особой страстью Михаила Васильевича была оптика.

В труде «Слово о происхождении Света» он утверждал, что свет представляет собой особое движение тонкой материи в пространстве. Ломоносов был близок к пониманию эфира, как сплошной упругой среды в бесконечном пространстве Космоса.

Он яро защищал волновую теорию света. Эфир для  него являлся универсальной передаточной средой. Его мысли фантастически опережали науку того времени.

Картина мира, начертанная Ломоносовым, явилась самой величественной и исторически наиболее ценной, позволившей предвидеть дальнейшее развитие науки.

Он пишет об основном принципе всеобщей связи и взаимной причинной обусловленности явлений, т.е. о «законе причин и следствий».

В 1753 году М.В. Ломоносов разработал оригинальную теорию кометных хвостов, связав ее с астрономическими наблюдениями и собственными исследованиями по электричеству. Позже современная наука подтвердила догадку Ломоносова.

Немало труда положил он на оптическое усовершенствование телескопов и всей оптики. В 1758 году Ломоносов изобрел зажигательную машину на основе сочетания зеркал и линз. Разработал рецепты изготовления оптического стекла и сплавов для зеркал. В 1762 году изобрел зеркальный телескоп и батоскоп для наблюдений под водой, а также около двадцати различных навигационных приборов.

Авторитет Ломоносова рос, раздражая завистников и клеветников от науки.

К тому времени Ломоносов уже был почётным членом Болонской и Шведской Академий наук. Его труды издавались в Стокгольме, Париже и Флоренции, в крупных городах Германии. Но чем ярче Свет Духа, тем больше восстает тьма. В печати России и Запада появляются статьи порочащие авторитет Ломоносова в науке. Но мужественный ученый ревниво оберегает честь Российской науки. Он дает блестящий отпор на клевету продажных писак в своей статье «О должности журналистов». Ломоносов первый поднял голос протеста против клеветы и порицания всего русского.

Сменялись на троне Российском царственные особы, но память о Петре и его делах всегда была жива в сердцах народа. «Петра Великого вижу, в поте, в пыли, в пламени!» – говорил Ломоносов, как пример и укор его дряблым и ничтожным приемникам, по инерции ехавшим на заслугах и делах Петра, расхищающих Русь.

Императрица Екатерина Вторая любила роскошь, балы, фейерверки и хвалебные поэтические оды. Придворный быт властно предъявлял требования к уму и талантам Ломоносова. Елизавета жалует и награждает Ломоносова исключительно за поэтические заслуги и изобретательство в пиротехнике. Фейерверки были очень востребованы на празднествах многих вельмож. Михаила Васильевича крайне тяготили эти обязанности, отрывавшие время от науки. Кроме того, императрица очень любила театр и обязала Ломоносова и других поэтов написать трагедии для театра её величества.

Ломоносов пишет трагедию «Тамила и Селим».

Бывало из-за болезни, Ломоносов принимал студентов дома, чтобы не прерывать план лекций. Дома у него была целая лаборатория – мастерская, где трудились рабочие от Академии наук. Изобретенный и изготовленный телескоп под руководством Ломоносова теперь, как ни странно, известен под именем телескопа Гершеля.

Не прерывались химические эксперименты уже в трех лабораториях Академии Наук, снабженным всем необходимым, в том числе приборами и печами изобретенными самим Ломоносовым. В наследие потомкам Михаил Васильевич оставил рецепты изготовления цветного стекла и мозаичных смальт. В его мастерской были созданы изумительные по красоте и богатству оттенков мозаичные картины.

Химическими опытами Ломоносов доказал закон трансмутации элементов материи.

Его теория о вращающихся частицах эфира нашла продолжение в открытиях современных ученых Акимова и Шипова «о торсионных полях».

В Архиве Петербурга сохранились документы о его деятельности вне Академии наук:

1749 г. – Возражение Ломоносова на диссертацию Миллера «О происхождении россиян», (полную лжи и заблуждений).

1752 г. – «Предложение» Ломоносова императрице Елизавете об учреждении в России мозаичного дела. В том же году предложение сенату о привилегии на устройство бисерной фабрики в селе Ополье.

1754 г. – Бумага о переселении крестьян приписанных для бисерной фабрики.

1757 г. – Определение сената о мозаичных картинах, выполненных в мастерской Ломоносова, и об украшении оными зданий, церквей и прочих строений.

1758 г. – Проект и смета на создание памятника Петру I в мозаике М.В. Ломоносова.

1762 г. – Назначение Ломоносова управителем императорской фарфоровой фабрики.

М.В. Ломоносов был первым ученым, занявшимся научным исследованием русских золотых руд. В 1761 году он сделал доклад на Конференции Академии наук о золотых рудах Алтая, представив образцы, – все были несказанно удивлены их богатству.

Затем представил образцы уральских руд. Он использовал все средства, чтобы привлечь внимание к поискам, разработке и создания научной базы.

Он заботился о благосостоянии государства, о значимости его в мире.

Ломоносов создал проект о сборе образцов минералов по всей Руси и взрослым и малым с обязательной доставкой старостами и воеводами в центр исследований.

Он выпустил замечательное руководство об отечественных рудах, об условиях их залегания. Его указания о том, как следует разведывать руды, вооружали рудознавцев и направляли их на поиск от Арктики до южных степей Приуралья, до бассейна Амура, где течёт Аргунь. Уже тогда Россия стала важнейшим центром по производству металла.

Ломоносову, по необъятности его интересов, принадлежит одно из самых видных мест в культурной истории человечества.

Деятельность Ломоносова – целая эпоха в истории мировой науки.

«С Ломоносова начинается наша литература. Он был её отцом и пестуном, он был её Петром Великим» – так говорил Белинский. Как и Пётр Великий, он никогда не скрывал национальные интересы России, и во всеуслышание заявлял, что у русского орла две головы, одна смотрит на Запад, другая на Восток. Великая Россия – Великая Евразия.

Обозрение всего сделанного Ломоносовым поневоле приводит «в содрогательное удивление». «Будьте как дети» – заповедал Иисус Христос.

Таким гениальным ребёнком был всю жизнь М.В. Ломоносов, не уставая задавать вопросы природе и людям. Докопаться до корня, найти ответ на любой вставший вопрос было его сутью. Будучи одиночкой, человеком, далеко опередившим своё время, он не кичился своим одиночеством и помогал всем, кто нуждался в его помощи.

Во всем он походил на свою страну, о которой позже император Александр Третий однажды обмолвился: «У России нет друзей и союзников, нашей огромности боятся».

Ломоносов пугал, но также вызывал насмешки необъятностью своих интересов.

А еще тем, что мог прилюдно снять парик и утереть им потное лицо, владея при том тридцатью языками, добрую половину которых составляли европейские.

Михаил Васильевич до глубины души был христианином. Всюду в его поэзии страстная, незыблемая вера в Творца и такая же пламенная готовность выполнить его предначертания. Он писал: «Я бы охотно молчал и жил в покое, да боюсь наказания… от Всемогущего, который не лишил меня дарования…дал терпение, и благородную упрямку, и смелость к преодолению всех препятствий и к распространению наук в отечестве, что для меня всего в жизни дороже».

Одиночество гения было согрето неугасимым внутренним огнем. Известную фразу Христа «Царство Божие внутри нас есть» он выразил в стихах.

В терпении моем, Зиждель,

Ты был от самых юных дней

Помощник мой и покровитель,

Пристанище души моей…

Враги мои, чудясь, смеются,

Что я кругом объят бедой,

Однако мысли не мятутся,

Когда Господь – Заступник мой.

Совершенствуя телескоп, он сделал астрономическое открытие, что на Венере есть атмосфера. И Евангельскую фразу Христа «В доме Отца Моего обителей много» он понимал точно так же, как и Джордано Бруно.

Открылась бездна, звезд полна.

Звездам числа нет, бездне дна.

…Уста премудрых нам гласят:

«Там разных множество светов,

Несчетны солнца там горят,

Народы там и круг веков;

Для вящей славы божества

Там равна сила естества».

Своими философскими воззрениями Ломоносов заложил основы русского космизма, который позднее мощным потоком влился в мировую мысль трудами Федорова, Флоренского, Булгакова, Циолковского, Чижевского, Вернадского.

245 лет назад 4 апреля 1765 года в возрасте 54 лет пресеклась земная жизнь М.В. Ломоносова. Он ушел полный планами, надеждами, заботами о Российской науке.

Он разорвал пелену своего одиночества после смерти. Время показало, насколько дальновидным оказался Ломоносов в своих пророчествах. Так к императрице мог обратиться только пророк. Обращая внимание Екатерины Второй на то, что наследники Шумахера протянули свои цепкие руки к чему-то неизмеримо большему, нежели русская наука или казна. Они умышленно искажали истоки Духа Руси. «Ежели не пресечете, великая буря восстанет» - говорил Ломоносов.

Нынешнее время на новом витке очень похоже на то, в котором жил, трудился и боролся Ломоносов. Эти напасти в форме политических, экономических, моральных катастроф, а так же в виде очистительных природных катаклизмов, предсказанных Древними и разными эзотерическими источниками, хлынули не только на Россию, они угрожают всей планете. И теперь уже вслед за Библией, Ведами, теософами, апокалиптические настроения проникают в науку.

При этом многие ученые полагают, что в природном отношении менее всего пострадает Россия. В пятидесятых годах Е.И. Рерих писала:

«У Европы нет будущего. Не ищите его ни в одной европейской стране, но наблюдайте постепенный развал. Наша же страна восстанет из пепла, и Свет засияет над нею».

«Все идущие с Россией идут к своему благоденствию, все идущие против России идут к своей гибели».

Любые пророчества обозначают лишь потенциал, требующий человеческого приложения. «Если злые люди стоят у власти, то это из-за трусости их подданных», - так говорил великий древнегреческий философ Плотин, последователь великого Платона.

 

Литература, использованная:

  1. «Михайло Ломоносов». М. Сизова. ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» 1954.
  2. «Ломоносов». Сборник статей и материалов. Москва Академия наук СССР 1951.
  3. «Михаил Васильевич Ломоносов». А.А. Морозов. ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» 1955.
  4. «Ломоносов». Е. Лебедев. Москва «Молодая гвардия» 1990.
  5. «Одиночество гения». Ю. Ключников «Орифламма» 1\28 2010.
  6. «М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание». В.А. Перцов. «Дельфис» №3\23 2000.

Литература, рекомендуемая:

  1. «Агни Йога» («Живая Этика»), в 4-х томах. Москва, «Сфера», 2000.
  2. «Космическая философия», М., «Сфера», 2001.
  3. «ПИСЬМА МАХАТМ», Издательский Дом «Агни», Самара, 1998.
  4. «Спираль познания», в 2-х т., М., «Прогресс» «Сиринъ», «Традиция». 1992-96.
  5. Абрамов Б.Н., «Грани Агни-Йоги». Новосиб., Полиграфист, Алгим, 1994.
  6. Беликов П.Ф., «Рерих (опыт духовной биографии)»., ИЧП «Лазарев В.В. и О», Новосибирск, 1994.
  7. Блаватская Е.П., «Тайная доктрина», в 2-х т., Лондон, 1897.
  8. Бронштэн В.А., «Махатмы и астрономия» // Мир Огненный № 1/96, М., Рига, МЦР (Латв. отд.), 1996.
  9. В.Дауэр, «Эзотерика для начинающих», Викалор, М., 1994.
  10. Вернадский В.И., «Научная мысль как планетное явление». М.: Наука. 1991.
  11. Гендель М., «Космоконцепция розенкрейцеров». М., «Литан», 2002.
  12. Гиндилис Л.М., «Живая Этика и наука». Дельфис, 1/1994.
  13. Гиндилис Л.М., «Научное и сверхнаучное знание». 3-я М/конф. "Алтай-Космос-Микрокосм". Алтай, 1995.
  14. Гиндилис Л.М., "Внеземные цивилизации: век двадцатый", М., № 1 (146) 2001.
  15. Дмитриев А.Н., «Провозвестия, пророчества, прогнозы...» Новосибирск, «Наука». СО РАН, 1997
  16. Дмитриев А.Н., "Огненное пересоздание климата Земли", Новосибирск, 1998.
  17. Дмитриева Л.П., «Посланник Утренней звезды Христос…». В 7-ми т., М.: Издат. дом им. Е.И. Рерих, 2000.
  18. Дмитриева Л.П., «ТД Елены Блаватской в некоторых понятиях…», Магнитогорск, «Амрита-Урал»,1994.
  19. Клизовский А.И., «Основы миропонимания Новой Эпохи». Минск, 1995.
  20. Ковалева Н. «Какими мы станем после смерти». РИПОЛ Классик. Москва, 2004.
  21. Ковалева Н., «Четыре пути кармы». РИПОЛ КЛАССИК. Москва, 2003.
  22. Моисеев Н.Н., «С мыслями о будущем России». Фонд срспн, Москва, 1997.
  23. Мэнли Холл, «Слово к мудрым», М., «Сфера», 2001г.
  24. Рерих Е.И., «Письма».- Минск.: Прамеб, 1992.
  25. Рерих Е.И., "У порога Нового Мира". - М.: Изд. МЦР, Мастер-банк, 2000
  26. Рерих Н.К., «Восток-Запад». – Москва: МЦР, 1994.
  27. Рерих Н.К., «Древние источники». – Москва: МЦР, 1993.
  28. Рерих Н.К., «Душа народов». – Москва: МЦР, 1995.
  29. Рерих Н.К., «Культура и цивилизация».- Москва: МЦР, 1994.
  30. Русский космизм. Сборник. М., «Педагогика-Пресс», 1993.
  31. Рыженко А.И., Н.Г.Толмачев “Агни Йога. Справочник”, в 3-х т., Харьков, “Торсинг”, 2002.
  32. Теогенезис (Третья часть древних станц Дзиан). Пер. с англ. Е.В.Фалёва. М., Дельфис, 2002.
  33. Уранов Н.А., «Нести радость». Москва-Рига, «Мир Огненный», 1998.
  34. Урикова Н.В., "Истинные знания как основа преобразования жизни", Киев, 1996.
  35. Урикова Н.В., «Наука духовного знания», Севастополь, СГФИ, 2003.
  36. Учение Храма. В 4-х томах. Пер. с англ. Ю. Хатунцева. М., Сфера, 2004.
Другие материалы в этой категории: « Шамбала Cияющая О молитве »
Наверх

Поделись с друзьями