Научно-философское общество
Мир через Культуру

Посвящается Николаю Уранову

 Николай Уранов – литературный псевдоним Николая Александровича Зубчинского, принадлежащего к дальневосточной или азиатской когорте учеников и последователей Николая Рериха. 

0 c2d4d fa577c65 XL cr

Сценарий вечера

 

Всегда вперёд! Вперёд и выше!
Возьми и так неси свой крест.
Пусть только этим смыслом дышит
Твой каждый вздох и каждый жест.

И если сеятель сомнений
Тебе шепнёт: "Остановись!" –
Умножь ещё своё стремленье:
"Всегда вперёд и только ввысь!"

И каждый груз, давя на тело,
Лишь выше поднимает дух,
И нет конца и нет предела
Того, к чему я так иду! (Н.А.Уранов)

 


Мы живём в суровое и грозное время – на рубеже двух важнейших эпох эволюции нашей планеты. Наступает Эра Огня, когда тонкие, «огненные» энергии изливаются на Землю из Космоса. Время, о котором предупреждали Пророки, Философы и Великие Учителя человечества. Наступает Эра сотрудничества с Дальними Мирами.
Волны Огня, достигающие Землю, могут быть как созидательными, так и разрушительными. Всё зависит от того, как люди их используют. Человечество, как Высший Принцип планеты, должно выполнять определённые космические функции, оно должно воспринимать энергии высших миров и отдавать свои энергии мирам нижележащим.
В этом космическом метаболизме должно участвовать всё человечество. Но пока он доступен только немногим избранным – тем, кто благодаря напряжённой, самоотверженной духовной работе сумел возжечь свои высшие огненные центры. Эти светочи духа под руководством Великих Учителей ежедневно и ежечасно творят огненный подвиг служения человечеству.
Николай Уранов – литературный псевдоним Николая Александровича Зубчинского, принадлежащего к дальневосточной или азиатской когорте учеников и последователей Николая Рериха. В небольшой заметке «Жизнь – подвиг», написанной на смерть Николая Александровича Уранова, один из ближайших учеников Н.К.Рериха – А.П.Хейдок писал:
«В 1981 году, 6 июня <...> великий дух, известный в то время под именем Николая Александровича Зубчинского – завершил свой земной подвиг и ушёл в сферы надземные. <...> Скажут – не знаем такого, не слыхали – и будут правы, ибо подвиг его творился в молчании, и это подвиг такого рода, что только великое сознание способно его оценить.
При нашем последнем свидании с Николаем Александровичем, который был мне Другом и Братом, я сказал ему: – Ты Прометей, приносящий огонь с Неба на Землю! И это не было ни метафорой, ни преувеличением. <...> Для будущего, для человечества Нового Мира работал Николай Александрович, для того человечества, которое грядёт – способное вместить и претворить в жизнь это Великое Учение «Агни Йогу».
Поэтому он не стремился к известности, к рекламе, а, наоборот, всеми мерами уклонялся от них, стремился к уединению, видя своё назначение в том, чтобы больше небесного огня (мудрости) принести на Землю.
Тем не менее, о нём узнавали, и потянулись к нему ищущие Истину, со всех концов засыпали письмами, просили разрешения приехать. <...> Хочется отметить его высокую одарённость: он написал несколько прекрасных музыкальных пьес, которые сам же исполнял на пианино, живописал, сочинял стихи, проявлял большие астрологические познания, давал глубоко философски обоснованные советы многочисленным вопрошателям...
На его долю выпало немало жизненных испытаний, которые он переносил с твердостью и мужеством. Истинно, о нём можно сказать, что он прошел жизнь, как по струне бездну – красиво, бережно и стремительно».
Учитель творит через своих учеников. Много замечательных людей, откликнувшись на зов сердца, сплотились вокруг Великой Семьи Рерихов, продолжая и развивая начатое им дело обновления человечества. Настало время рассказать об этих людях, познакомиться с их творчеством.
Николай Александрович Уранов родился в 1914 году на станции Вэйшахе, близ Харбина (в Манчжурии). В юные годы, когда перед человеком со всей остротой встаёт вопрос о смысле жизни, он встретился с Борисом Николаевичем Абрамовым. В этот период в Харбин приезжает Николай Константинович Рерих, и Борис Николаевич Абрамов становится его Учеником. По поручению Н.К.Рериха, он создал и возглавил группу последователей Учения «Живой этики». В эту группу он привлёк и Н.Уранова, став его Наставником.
Во время пребывания Николая Константиновича Рериха в Харбине Уранов был совсем ещё молодым человеком. Он присутствовал на публичных выступлениях Николая Константиновича, но природная скромность не позволила ему подойти и представиться Великому Мастеру. Однако неизгладимое впечатление этих встреч Николай Александрович сохранил на всю жизнь.
Окончив юридический факультет, Николай Александрович, в поисках заработка, вынужден был перепробовать разные работы. Но чем бы он ни занимался, главным делом его жизни всегда оставалось изучение и следование Учению Живой Этики, претворение Учения в жизни каждого дня.
Напряжённая внутренняя духовная работа продолжалась изо дня в день, каковы бы ни были внешние обстоятельства жизни. Этот опыт, очень ценный для начинающих, нашел отражение в ранних очерках Н.Уранова и в его работе «О качествах и свойствах» (человека).
«Около каждого качества, – писал он в этой работе, – есть его майя, которая часто принимается за качество. Так, например, – осторожность и боязливость, сострадание и жаление. При недостаточном опыте работы над собой можно майю принять за действительность. Можно трусить и оправдываться осторожностью; можно скупиться и оправдываться бережливостью; можно раздражаться и оправдываться возмущением духа. Без способности четко разбираться в своих побуждениях можно полететь в бездну, считая себя восходящим».
Родившись за пределами России, Николай Александрович всегда ощущал духовную связь со всей исторической Родиной – Новой Страной Учения. Он остро переживал драматические, а порою трагические моменты её истории.
Когда начиналась Великая Отечественная Война, он пишет стихи, полные непоколебимой веры в победу советского народа, в славное будущее нашей Родины (стихотворение так и называется «Родина»):

Чуя зодчества рок небывалый,
Из времён поднимался народ,
Поднимался, как новые скалы
На поверхность бушующих вод.
Но идущий в пучины забвенья,
Старый мир не однажды хотел
Отобрать его знамя спасенья,
Погубить его славный удел...

И теперь мы увидим воочию,
Как дерзнувший ступить на Восток,
Разлетится разорванный в клочья
Растоптавший Европу сапог!
Обожженная огненной лавой,
Обагрённая кровью святой,
Ты пойдешь, озарённая славой,
И народы пойдут за тобой.

В 1944 году произошла встреча Николая Александровича Зубчинского с Лидией Ивановной Прокофьевой, их жизненный пути пересеклись и слились в один.
В марте 1945 года они поженились. Николаю Александровичу был в ту пору 31 год, и он уже давно шел по пути Учения, а Лидии Ивановне не исполнилось еще двадцати, и она была начинающей ученицей. Их познакомил Борис Николаевич Абрамов, и он же благословил их брак.
Когда двое гармоничных духовно устремленных людей вступают в брак, это всегда большое счастье и большое эволюционное достижение. Ибо создаётся и начинает действовать творческая батарея из двух Начал. Плоды такого духовного творчества обычно значительны.
Лидия Ивановна и Николай Александрович прошли по жизни осенённые Любовью, помогая и поддерживая друг друга. Николай Александрович никогда не употреблял слова, вроде «я думаю», «я считаю»; обычно он говорил: мы считаем. И в этом сказывалось глубокое понимание и уважение Закона Сотрудничества Начал.
Счастливые дни после женитьбы были прерваны самым неожиданным и грубым образом: 2 сентября 1945 года (ровно через полгода после свадьбы!) Николай Александрович, по ложному доносу, был арестован, осужден на 15 лет и сослан в сибирские лагеря. Он провел там 11 лет, был освобождён в 1956 году и полностью реабилитирован.
Это было время не просто тяжких испытаний, сама жизнь Николая Александровича подвергалась опасности, не один раз стоял он на грани жизни и смерти, и всякий раз чудесным образом приходило спасение.
Но даже в тех условиях не прекращалась работа над Учением «Живая Этика». С ним всегда была записная книжка, куда он делал записи из книги «Сердце». На титульном листе надпись: Сердце, книга по восточной медицине и философии. В то время Николай Александрович работал при лагерной больнице, и видимо, лагерную цензуру такая запись вполне устраивала: заниматься медициной, даже восточной, в больнице не возбранялось.
Удивительно содержание записной книжки. Это очень поучительный образец того, как надо работать над Учением. Каждая фраза, каждое слово подвергалось глубочайшему осмыслению.
Первое время после освобождения Николай Александрович и приехавшая к нему Лидия Ивановна продолжали жить в поселке Вихоревка Иркутской области.
В 1971 г. они переехали в г. Усть-Каменогорск, осуществив свою давнишнюю мечту быть поближе к Алтаю. Здесь, на берегу реки Ульбы, в Рудном Алтае, они проводили летние месяцы в красивой горной местности, в маленьком домике, принимая приезжавших к ним друзей.
Воспоминание Л.М.Гиндилиса (чл. Корр. Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского): «Мне посчастливилось познакомиться с Николаем Александровичем примерно за год до его Ухода. В течение этого времени я несколько раз приезжал и гостил у него и Лидии Ивановны. И теперь, спустя более 12 лет после этих встреч, я храню незабываемое ощущение соприкосновения с человеком большой светлой души. Никакой напыщенности самоявленных «адептов». Простой, очень сердечный, немного суровый человек. Он любил шутку и обладал тонким чувством юмора. Беседы с ним были весьма поучительны, а значение их часто раскрывалось спустя многое время. И конечно неоценимы были и остаются его письма».
Николай Уранов ушел из жизни 6 июня 1981 года, похоронен на скромном сельском кладбище близ Лениногорска (ныне г. Ридер). Ушел внезапно от сердечного приступа. У него были обширные творческие планы, которые остались незавершенными.
Из письма Л.И. Зубчинской Нине Ивановне Абрамовой от 8 июня 1981 г.: «Он ушел от нас в 5 часов 6 июня. Безмерна моя человеческая тоска по нему. Вы можете меня понять, так как сами прошли через это; но в то же время радуюсь освобождению этого немалого духа от оков материи».
Через несколько дней после Ухода Николая Александровича, Лидия Ивановна видела его во сне, он сказал: «Передай всем друзьям, пусть не боятся умирать, здесь так хорошо».
И еще одно стихотворение, для многих являющееся напутствием, из удивительного наследия этого прекрасного, поистине Пламенного Духа:


ПРИКАЗ
(Огня, зажжённого в сердце)

Когда мы не спешим Туда,
Пусть нас погонит кнут,
Пусть нас преследуют всегда,
Пусть нас всегда клянут.

Пусть ярче факел клеветы
Нам освещает путь,
Единый путь Туда, где Ты,
И некуда свернуть!

Пусть нам грозят со всех сторон,
Пусть стрелы бьются в щит,
Пусть каждый злобой окружён –
Путь кверху не закрыт.

И что нас может сбить с пути,
Что остановит нас?
Когда у каждого в груди
Пылает Твой приказ!

Легко ли, трудно ли, но мы
Должны идти всегда,
Как, пламенея в бездне тьмы,
Проносится звезда.

Пусть опадает прах одежд –
Горит приказ в груди,
Горит надежда всех надежд –
Приказ Твой нам - ДОЙТИ!

Наследие Николая Александровича включает несколько сборников небольших очерков на духовно-философские темы, капитальный труд «Размышляя над "Беспредельностью"», а также некоторые другие работы и многочисленные письма. Поражает широкий диапазон, глубина проникновения в Учение «Живой Этики», кристальная ясность изложения.
Особое место среди этих произведений занимает «Жемчуг исканий». Это книга записей, которые Николай Александрович называл ментограммами. Лидия Ивановна дала название книге.
Жемчуг исканий... Перед мысленным взором возникает образ ныряльщика, устремляющегося в глубины океана за драгоценной жемчужиной. Неутомимый труженик, он снова и снова погружается в пучины вод, чтобы после долгих ныряний наконец-то отыскать маленькую крупицу красоты, которая будет дарить радость людям.
Не так ли и человек-мыслитель отправляется из своего родного Дома, чтобы погрузившись в пучины материи, отыскать драгоценные крупицы Знания и приобрести опыт?
А вот еще один образ. Картина Николая Константиновича Рериха «Жемчуг исканий». На краю высокогорного плато – двое; один моложе, наверное, ученик, другой постарше – Учитель. В руках у Учителя нитка жемчуга. За склоном угадывается ущелье, из которого поднимаются облака. А высоко над ними неколебимо стоят снежные вершины. Что делают люди в этом мире Безмолвия? Почему художник назвал картину «Жемчуг исканий»? Разве жемчуг добывается на высотах? Конечно, это жемчуг особого рода.
В безмолвном напряжении протекает труд Подвижника. Мысль его устремляется в надземные сферы и, сотрудничая там с Пространственным Огнём, возвращается на Землю, обогащённая новыми идеями, новыми знаниями, насыщая атмосферу Земли тонкими огненными энергиями.
Альфред Петрович Хейдок, один из ближайших учеников Н.К.Рериха, очень высоко ценил ментограммы Н.Уранова. В 1971 году Альфред Петрович познакомил с ментограммами Уранова Б.Н.Абрамова, который также дал им высокую оценку.
Уже после ухода Николая Александровича, который пережил своего Учителя на девять лет, Лидия Ивановна через друзей переслала собранный ею машинописный экземпляр сборника ментограмм Нине Ивановне Абрамовой – вдове Бориса Абрамова, тоже ученице Н.К.Рериха.
Ознакомившись с ними, Нина Ивановна написала Лидии Ивановне: «Очень рада была получить записи Коли. У каждого духа свой узор. Прошу Вас: берегите их, ведь это сокровище его духа. Оберегайте их от происков тьмы. Знаю, как у меня все было очень сложно и трудно. Да и Вы об этом тоже должны знать. Надеюсь, вы примете все меры, чтобы сохранить их для будущего».
Также очень важная работа Н.Уранова «Тайны Любви Начал», раскрывающая Космический Закон взаимодействие Начал и его проявление на Земле.
Если мужчина является творцом, то женщина будет его вдохновительницей. Без взаимодействия Начал никакое творчество, и, прежде всего, творчество духовное невозможно.
Человек не есть «атом» человечества, но лишь часть «половина» атома. Только сочетание Начал образует истинную целостность, истинный «атом» человечества. Вот почему гармоничная супружеская пара, представляющая творческую батарею Начал, станет основной ячейкой общества в наступающем Новом Мире.
Творческой силой, творческой энергией этой Батареи является возвышенная Любовь. «Начала не могут относиться друг к другу, как соревнующиеся, только объединение сил обоих Начал строит жизнь» – говорится в книге «Беспредельность».
Очень важно осознать этот Космический Закон Взаимодействия Начал, особенно сейчас, когда продолжается унижение Женского Начала, и когда ведётся беспрецедентная разнузданная компания по осквернению священных отношений между Началами. Здесь необходима особая ответственность, и она ложится на каждого из нас. И работа «Тайны Любви Начал» помогает разобраться в этих проблемах.
«Огненный подвиг» – книга духовно-философских очерков и эссе. В них нашел отражение опыт духовного восхождения автор.
Существуют три вида подвига: подвиг внешний, подвиг внутренний, подвиг и внешний и внутренний.
Человек может совершить поступок, который всеми будет рассматриваться как героическое деяние, между тем как совершивший его, действовал безо всякого побуждения, направленного на благо, а подчас даже наоборот — действовал под самым корыстным импульсом. Всем известны примеры ханжей, которые ходят в веригах и «умерщвляют плоть» лишь ради того, чтобы производить впечатление на верующих.
Вспомним пример корыстолюбца, который бросился в воду, чтобы спасти тонущего лишь ради получения награды. Не будем задерживать внимание на внешнем подвиге, ибо для духовного совершенствования он не имеет никакого значения, разве только в том смысле, что необходимо изгонять всякий намёк на ханжество, которое столь же отлично от подвига истинного, как зловоние от благоухания. …
Люди не делают различия между подвигом, совершенным ради получения награды, и подвигом, совершенным бескорыстно, они одинаково выдают ордена и медали и тем и другим, а стремление к получению награды расценивают как знак преданности. Конечно, когда важен лишь внешний результат, тогда и внешний подвиг имеет значение, но имеется в виду результат внутренний – те действия, которые вызывают или порождают соответственные психодуховные следствия в Пространстве, которое всё видит, всё слышит, которое безошибочно воздаёт с абсолютно непогрешимой справедливостью.
Истинный подвиг есть, именно, этот подвиг – возжжения внутренних огней, ибо каждый входящий знает, как это нелегко – в среде насыщенной низкими энергиями страстей, злобы и невежества. Между тем, возжжение и поддержание в себе этих внутренних огней имеет огромное значение не только для самого человека, но и для окружающей среды и часто, даже, для всего мира.
Именно эти огни-магниты притягивают из Пространства спасительные, жизнедеятельные энергии и наращивают мощь их воздействия своим постоянным вращением; именно эти огни-магниты служат теми фокусами, куда направляется спасительная Мощь Иерархии.
Эти внутренние огни спасают от эпидемий, землетрясений и многих других бедствий, всех тех, кто находится вокруг такого огненосца; эти огни вызывают высшие творческие стремления в окружающих, хотя эти окружающие могут ничего не знать об этом и никогда не узнать в дальнейшем, какие бедствия отвела от них аура защитника, какие спасительные стремления индуктировали в их сознании его вибрации.
Нередко они не только не замечают своих благодетелей, но часто являют многие знаки неблагодарности и, даже, предательство. Правда, благодетельные лучи огненосца не только порождает благо, но и разят все тёмное, злое, несоответственное эволюции. Отсюда со стороны темных и злых проявляется сознательная и бессознательная ненависть к носителям внутренних огней.
Отсюда и преследования и гонения, исходящие со стороны тех, кто чувствует опасность для своего тёмного благополучия. Как черви, потревоженные солнечным лучом, приходят в активное состояние тёмные, едва обитаемых ими рассадников разложения коснётся опаляющий луч светоносной ауры.
Дорогой ценой достается светоносцу усовершенствование мира, ибо всё несовершенство окружающего давит на его плечи непомерной тяжестью и символ гиганта, несущего на себе Землю, является для него далеко не отвлеченным символом: каждый день, а часто и каждый час прибавляет груз к его непомерной ноше.
Каждый день и час прибавляет яду в его питье и пищу; ядовитые газы постоянно отравляют его дыхание и когда чуть живой, он бредёт по отвесной скале, темная свора зверей различных размеров несётся за ним, злобно угрожая растерзать его. Тучи ядовитых насекомых кружатся над ним, пытаясь по капельке высосать всю его кровь; множество недоброжелателей бросают камни на его узкую тропу и злорадствуют при виде каждого его неверного движения, каждого признака скольжения.
Мало тех, кто помогает ему, но зато какое множество пылает готовностью усугубить его неверный шаг. Из бездны хаоса, разверзшегося под его ногами, постоянно несутся сладкие голоса соблазна. Увы! Всё это не звонкие метафоры, действительность куда более зловеща и грозна! Но без всех этих ужасов не было бы и подвига.
При всём этом несущий внутренний подвиг не уходит от внешней жизни. Он живёт так же, как и всякий, часто внешне ничем не примечательный человек и только немногие замечают его стремление идти верхними путями жизни и замечая, конечно, подозрительно косятся на него.
Редко чуткое, доброе сердце потянется к нему устремлённое необъяснимой симпатией, и, как исключение встречается загорание и озарение частичного понимания и признания. Не только сослуживцы, сотрудники, но часто и домашние не догадываются о внутреннем подвиге, хотя бы потому, что они не имеют представления, что это такое.
Больше того, очень часто совершающий внутренний подвиг или не знает о размерах и значении своего подвига, или не стремится думать об этом. Иногда это может быть и хорошо, особенно если есть опасность духовного самообольщения. Кроме того, как трудно из тела чувствовать, что есть и где оно малое и великое.
Подвиг внутренний и внешний могут сочетаться. Можно сказать даже больше – никакой истинный внешний подвиг не мыслим без сочетания с подвигом внутренним. О таком подвиге можно не говорить, достаточно существует примеров в истории: подвиги Будды и Христа, подвиги множества Учителей человечества, подвиги подвижников и героев. Иногда необходимо, чтобы люди имели перед собой пример высшего, духовного подвига.
«Не будем рассуждать, который подвиг выше», ибо всякое такое рассуждение умаляет значение самого насущного, самого священного понятия всех веков и особенно современности – понятие ПОДВИГА.
Елена Ивановна Рерих своим подвигом заложила новую ступень эволюции человечества и открыла тем, кто последует за ней, путь восхождения. Н.А.Уранов – один из тех, кто прошел по этому пути.
Переходя к изучению книги «Беспредельность», приходится снова вспомнить о том, что Учение Агни Йоги или Живой Этики включает в себя два этапа. Первый этап – это Этика, и второй – Йога. В книге «Знаки Агни Йоги» даётся много указаний на то, что только по достижении высокого морального, этического уровня человек может быть допущен к Йоге; даны также указания, какие именно недостатки должны быть побеждены учеником на этом пути, указаны пути достижения Йоги и те возможности, которые ожидают человека на этом пути.
Итак, представим себе, что человек стал Йогом. Что дальше ожидает его? Ему даётся следующий виток Учения – книга «Беспредельность». Само название книги указывает, что перед учеником открываются безграничные возможности получения Знания. Какого Знания? Прежде всего это познание Космических Законов, единых для всего Космоса, в том числе и для каждого из нас.
Книга «Беспредельность» очень трудна для понимания, но ведь и путь Учения тоже не легок, и как сказано: «За трудным придёт труднейшее». Недаром Учение предупреждает о том, чтобы никого не соблазняли легкостью пути. «Учение не орешки в сахаре» – сказано в одной из книг. Знаем мы и такое изречение: «В большом познании много печали».
Потому только сильные люди, не боящиеся трудностей, устремлённые к Знанию духи могут пройти этим путём, и шаг за шагом познавать Законы и тайны космоса, и не утерять Радости Познавания. Шаг за шагом, день за днём, не за одну жизнь, ибо жизнь бесконечна, дана нам возможность завоёвывать просторы Беспредельности, изучая её законы.

 

 Составитель статьи коллектив научно-философского общества (НФО) "Мир через Культуру"

100761426 element323cr

 

Литература:

 

Наверх

Поделись с друзьями