Путь героя

(Жизнь и творчество Юрия Николаевича Рериха)

Семья Космических Учителей …Краткая биография…
Человек великой судьбы …Удивительные открытия…
Центрально-Азиатская экспедиция …«Послание Махатм советскому народу»…
Зверства английских властей – экспедиция на грани гибели…
Духовный Космический Центр планеты…
Приезд в СССР …Труды Юрия Рериха и Учение Будды…

0 c2d4d fa577c65 XL cr

 

Четыре Космических Учителя, Семья Рерихов: Николай Константинович, Елена Ивановна и их сыновья Юрий и Святослав были соединены для Великого Служения и призваны Величайшим Солнечным ЛОГОСОМ к работе на Общее Благо.

Высочайшая Миссия семьи Рерихов – подготовить сознание земного человечества к наступлению Новой Эпохи – Эпохи Огня, помочь духовной эволюции человека путём устремления к Высокому Знанию и Красоте беспредельного Бытия.

Трудно охватить то, что сделала для человечества Великая Семья Рерихов, Семья Четырёх Космических Учителей Солнечной системы.

Мы можем гордиться, что Они – Наши Соотечественники.

«На пороге XXI века, в эпоху глобальных перемен и социальных преобразований, когда народы мира становятся все более взаимозависимыми, особое значение имеет философское и культурное наследие Рерихов, заложившее духовную основу для совместного продвижения народов к многополярному, стабильному и справедливому мироустройству». (С.В. Лавров, министр иностранных дел Р.Ф.).

«Сегодня богатое творческое наследие Рерихов является достоянием народов планеты. Оно содержит в себе огромный духовный, культурный потенциал и, несомненно, послужит делу духовного обновления человечества. Освоение творческого наследия Рерихов принесёт новое миропонимание, будет способствовать  упрочению сотрудничества людей на Общее Благо, их единению, осознанию своей большой ответственности в жизни, долга и человеческого достоинства» (Т.А. Пушкарёва, первый заместитель Министра культуры и национальной политики республики Башкортостан).

Из воспоминаний Беликова П.Ф.: «В своё время Николай Константинович Рерих (в статье «Четверть века») писал: «Исполнилось четверть века наших странствий.

Каждый из нас четверых в своей области накопил немало знаний и опыта.

Для кого же мы все трудились? Неужели для чужих? Конечно для своего, для русского народа мы перевидали и радости, и трудности, и опасности.

Много где нам удалось внести истинное понимание русских исканий и достижений.

Ни на миг не отклонились мы от русских путей.

Именно русские могут идти по нашим азиатским тропам.

И Юрий, и Святослав умеют сказать о ценностях народных.

Умеют доброжелательно направить молодое поколение к светлым путям будущего.

Юрий в науке, Святослав в искусстве прочно укрепились.

Разве для чужих?».

Неоднократно семья Рерихов обращалась к правительству СССР с просьбой вернуться на Родину, но просьбы оставались без ответа.

Юрий Николаевич был единственным членом семьи Рерихов, кому суждено было вернуться в Россию, на свою Родину.

Он родился 16 августа 1902 года в деревне Окуловка Новгородской губернии.

Во всём мире Юрий Николаевич известен как исследователь Центральной Азии, как великий востоковед в таких областях, как языкознание, историография, археология, иконография, буддийская философия и религия, материальная и духовная культура Востока – эпос о Гесэр-хане и т.д.. Энциклопедически образованный человек, он был единственным в своём роде среди собратьев по профессии, знатоком письменных источников и восточных языков, владел 28 языками народов Азии, а также западными языками, мог овладеть языком за 5 дней.

Юрию Николаевичу Рериху удалось вернуться на Родину и поработать на благо «Страны Лучшей» (так называла Россию Елена Ивановна Рерих), хотя отпущено Ему было не так уж много…

Однако за два с половиной года работы в Москве Он сумел сделать то, на что у других учёных ушла бы целая жизнь: возродить школу российского востоковедения, создать отечественную школу тибетологии, впервые в советской России начать преподавание санскрита, а также заложить фундамент новой науки – номадистики (изучение кочевых племён).

Много усилий приложил Юрий Николаевич к тому, чтобы вернуть Родине славное имя своих родителей.

Он привёз в СССР около 400 картин Николая Константиновича, которые были переданы в дар народу с условием, что они будут постоянно экспонироваться в картинных галереях, выступал с лекциями и докладами.

Именно от Него многие наши соотечественники впервые узнали о существовании Учения «Живая Этика».

Самостоятельную научно-исследовательскую работу Юрий Рерих начинает уже в возрасте 21 года. В 23 молодой учёный публикует свой первый научный труд, посвящённый тибетской живописи, а в 26 лет – за его плечами грандиозная Центрально-Азиатская экспедиция.

По окончании экспедиции, в 1928 году, Юрий Николаевич возглавляет Институт Гималайских исследований «Урусвати», расположенный в долине Кулу, где протекала многогранная деятельность его отца, академика Николая Константиновича Рериха, матери, философа и писателя Елены Ивановны Рерих, и брата, художника Святослава Николаевича Рериха.

В 1934-35 годах Ю.Н. Рерих вместе с отцом предпринимают экспедицию в Маньчжурию и внутреннюю Монголию, организованную по инициативе Департамента земледелия США.

По возвращении из экспедиции он приступает к созданию фундаментального труда «История Средней Азии».

Под термином «Средняя Азия» Юрий Николаевич понимал обширное пространство от Кавказа на западе до Большого Хингана на востоке и от Гималаев до Алтая.

Это исследование представляет собой культурно-исторический обзор важнейших государственных и культурных образований Евразии.

Перу этого выдающегося востоковеда принадлежат также такие  основополагающие работы, как «Тибетская живопись» (1925), «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета» (1930), «По тропам Срединной Азии» (1931), «Лахульский диалект тибетского языка» (1933), «К изучению Калачакры», «Сказание о царе Гесэре из страны Линг» (1942), перевод на английский язык знаменитого трактата по истории буддизма в Тибете «Голубые Анналы» (1946-49), а также многочисленные статьи по вопросам тибетологии, лингвистики и культурного наследия Азии.

Одним из главных трудов своей жизни Ю.Н. Рерих считал тибетско-англо-русский словарь с санскритскими параллелями, который вышел в свет уже после его ухода из физической жизни.

Юрий Николаевич Рерих – мыслитель и ученый, наследие которого не утрачивает своего значения во времени, ибо оно охватывает широчайший круг знаний.

Получив основы в университетах, Он углублял свои познания языков, общаясь непосредственно с их носителями на Востоке.

Он мог читать и переводить на европейские языки древнейшие письменные источники и записывать местный фольклор – песни, рассказы и даже целые эпические сказания.

Никто в Европе до него не знал так тонко быт и нравы монгольских и тибетских племен-кочевников.

Язык ученого в его научных работах таков, что их с интересом прочтет и исследователь, и широкий читатель, чувствуется широта и глубина научных интересов.

И это естественно – Юрий Николаевич вырос в семье, в которой всегда царила атмосфера устремлённости к познанию.

Интерес к духовной культуре народов Востока, к природным культурно-духовным и этно-психологическим феноменам самого загадочного и неизученного региона мира – тибетского высокогорья, побудили Рерихов к организации научной экспедиции по странам Центральной Азии.

В 1923 году Юрий Николаевич завершает образование на Западе.

Он получил отличную филологическую подготовку, свободно владел европейскими языками, великолепно знал санскрит.

2017 01 08 215452Осенью 1923 года Он с родителями отправляется в многолетнюю Средне-Азиатскую экспедицию, к которой давно готовился.

Возглавлял экспедицию Николай Константинович Рерих.

Основным незаменимым помощником в формировании этой экспедиции был Юрий Николаевич.

Несмотря на молодость, 21 год, он уже был сложившимся ученым со своим кругом научных интересов. Здесь следует вспомнить, что в одном из прошлых появлений на этой планете, он воплощался Михаилом Ломоносовым в России.

Очень важную роль в экспедиции сыграло знание Юрием Николаевичем азиатских языков и наречий.

Это обеспечивало Рерихам возможность непосредственного общения с местным населением и, что особенно важно, с ламами, священнослужителями тибетских монастырей, доступ в самые сокровенные хранилища, с древними уникальными манускриптами, содержащими, накопленные за много веков, неизвестные европейцам Знания.

Кроме того, на Юрия Николаевича возлагались обязанности начальника охраны каравана, так как на пути следования экспедиции она неоднократно подвергалась нападениям местных разбойников.

В этом, между прочим, отразилась склонность Юрия Николаевича к военному делу.

В Париже он закончил Военную Академию и впоследствии часто носил френч.

Был очень подтянут, любил лошадей и был прекрасным наездником.

Отпечаток сурового военного аскетизма лежал и на особенностях быта Юрия Николаевича, крайне неприхотливого и простого.

Был период, когда экспедиция находилась в критическом положении, и физическое здоровье участников подверглось серьезной опасности.

Экспедиция проходила в сложнейших условиях. 25 тысяч километров пройдено по территории Индии, Тибета, Советской России; преодолено 35 хребтов Азии.

Экспедиция началась в Ладаке (Индия), шла через Каракумский хребет в Синьзян по одному их самых высоких караванных путей Мира.

Несколько воспоминаний Юрия о тяжёлых днях центрально-азиатской экспедиции: на пути им встречались разбойники и дикие люди, но самое тяжелое – это ветер.

Однажды они увидели, как этот ветер уносил груженную 50-ю пудами арбу.

Внезапно налетевший порыв ветра сбил с ног и Николая Константиновича, поволок его по земле, полетели картоны, палитра. Юрий Николаевич едва успел задержать отца.

Вот как он описывал их путь по дорогам Тибета: вокруг унылая природа, убогий уровень жизни, вдоль дорог обглоданные трупы верблюдов, лошадей и людей.

Вечером, осадивший у палаток коня всадник, не назвавший себя, в халате, шитом золотом, сообщил:

«Ждите нападения. Спите в один глаз. Моё дело предупредить».

Утром Юрий Николаевич перезаряжает карабин, ставит на боевой взвод, под тревожными взглядами Отца и Матери, и решительным шагом идёт к лошади, легко вскакивает в седло и уезжает проверить дорогу для дальнейшего продвижения каравана.

Но дальнейший путь преградили вооруженные «вояки», в стороне стояла кучка местных жителей.

Услышав их короткие гортанные возгласы, Юрий Николаевич вступил с ними в переговоры на их диалекте.

Они были настолько поражены, что поклонились ему и сказали, что путь свободен.

Караван двинулся. Впереди, на самом быстром коне – Юрий Николаевич, на ним – Отец и Мать.

Рерихи шли по Великому пути паломников, идущему из Нагчу на запад, к священной для индуистов и буддистов, горе Кайлас.

По мнению Юрия Николаевича, это был древний кочевой путь.

Этот путь пролегал по местности, не затронутой европейскими экспедициями и почти неизвестной географической науке Запада.

Исследовательская программа экспедиции была предельно насыщенной: история культуры, этнография, лингвистика, сбор старинных предметов искусства и многое другое.

Также одной из задач экспедиции было изучение следов великого переселения народов – найти истоки духовной культуры славянства и русской нации.

Идея арийского происхождения древних славянских племен высказывалась многими историками и востоковедами, включая и Юрия Николаевича Рериха.

В одной из работ он пишет:

«Постижение основных путей развития человечества – это шаг к пониманию собственной личности. Обращаясь к прошлому, мы раскрываем для себя настоящее».

В ходе экспедиции 13 июня 1926 года Рерихи прибыли в Москву с важной миссией.

Они официально вели переговоры с наркомами Чичериным и Луначарским: вручили знаменитое «Послание Махатм советскому народу», подарили 8 картин Николая Константиновича – сюиту «Красный всадник».

Они должны были встретиться со Сталиным, но вместо этого, их пригласили к наркому ВЧК, Феликсу Дзержинскому. Ожидая в приёмной, они узнают о неожиданной, в этот момент, кончине «железного Феликса».

Совершая поездку в Москву, Рерихи очень рисковали.

Это был мужественный поступок: их считали эмигрантами, а в то время это понятие приравнивали к понятию «враг, агент иностранной разведки».

С другой стороны, за экспедицией велся постоянный надзор английской разведки во главе с полковником Бейли, проживавшим в то время в колониальной Индии. По его заданию и создавались преступные помехи экспедиции, так как мир капитала считал Николая Константиновича Рериха «агентом Москвы».

Осенью 1927 года на пути из Цейдама к тибетскому Нагорью экспедиция была задержана отрядами тибетцев на свирепые 5 месяцев, на высоте 5 тысячи метров.

Это делалось по приказу английских колонизаторов, которыми руководил сам князь мира сего (он же - Владыка планеты, лже-Люцифер, Иегова, Сатана и т.п.).

Оснащение экспедиции – легкие летние палатки, запасы продовольствия и топлива – не были рассчитаны на зимовку. Тем не менее, отступать с плато и передвигаться куда бы то ни было, членам экспедиции запретили.

У них отобрали оружие, лагерь охранял тибетский конвой.

Люди находились в летних палатках при морозах, доходящих до минус 55 градусов по Цельсию, при ураганных ветрах и снежных заносах.

Это был поистине ледяной ад.

Во всех испытаниях на долгом пути экспедиции Юрий был незаменимым помощником Отца, начиная от организации экспедиции и кончая её самым последним этапом.

Уникальное, связанное с риском для жизни, путешествие по Гималаям привело бесстрашных исследователей в Шамбалу.

Путь в Шамбалу, в духовный космический Центр планеты, не прост – он стал проверкой на прочность всех качеств Духа Путешественников.

Однажды Юрию Николаевичу задали вопрос:

«Существует ли Шамбала?»

Он ответил:

«Да, я сам там был».

Юрий Николаевич объяснял, что Шамбала происходит от индийского корня «Sam», что означает быть мирным, пребывать в покое.

Традиционный тибетский перевод этого слова – источник блаженства.

Рерихи, пребывая в Легендарной Обители, узнали очень многое о прошлом и будущем нашей планеты и человечества.

Часть этих удивительных, неземных Знаний была передана нам, земным людям, в Их научно-философских работах. Проведённая во время экспедиции исследовательская работа имеет огромное мировое значение.

Материалов, собранных экспедицией, оказалось столько, что на их основе, после окончания путешествия в 1928 году был создан научно-исследовательский Институт «Урусвати», который располагался в живописнейшем месте Гималаев, в долине Кулу, где благоухали рододендроны и порхали разноцветные гигантские бабочки, которых можно было принять за птиц прекрасного оперения.

Там ветер, несущий аромат со снежных вершин, и смолы хвойных деревьев.

Некоторые их них – в двести и больше футов вышиной, и запах чистой воды целебных источников.

Весной цветут вишни и бродят сердитые медведи. Около дома – жимолость, посаженная Еленой Ивановной и много роз, а на склоне горы в лесу – целебные травы.

У входа в дом в застекленной веранде много цветов в вазонах – кактусы, алоэ.

После завтрака каждый шёл на своё «рабочее место»: Н.К. – в мастерскую, Е.И. – в рабочий кабинет, а Юрий Николаевич – в Институт «Урусвати».

Так начинался рабочий день и длился до обеда, после обеда и короткого отдыха работа возобновлялась и продолжалась до ужина.

И только после ужина семья собиралась и слушала музыку в гостиной.

Вся жизнь каждого члена Семьи была строго подчинена дисциплине, но дисциплина не была навязана извне, она проистекала из любви к труду, из сознания благодетельного значения ритма в жизни и работе.

Институт гималайских исследований располагался выше дома, директором которого был назначен 27-летний Юрий Николаевич. И оставался им десять лет.

Юрий Николаевич считал, что в «Урусвати» должен зародиться новый тип научного исследования, основанный на археологическом поиске и погружении в естественные науки. В институте должны постоянно действовать научные лаборатории, библиотеки и музей, работать исследовательские экспедиции.

Всё должно быть оборудовано для круглогодичного изучения древних культур Востока, для детального знакомства с цивилизацией Гималаев и для ботанических изысканий, которые могут принести успех развитию современного мира.

В горах скрыта забытая цивилизация, которая хранит древнюю мудрость и культуру.

Именно здесь, зашедшая в тупик, наука может найти свое обновление.

Древняя Мудрость – это ключ, которым археолог и натуралист открывает секреты культуры Востока.

В этом Институте древние достижения сочетаются с современной наукой.

Ядро Института составляла биохимическая лаборатория  с отделом борьбы против рака. Институт вёл большую научно-исследовательскую работу.

Там были: отделение ботаники, орнитологии, археологии, этнографии.

Институт объединил и гуманитарные предметы, и естественные науки.

Юрий Николаевич вместе с известным знатоком Востока, ламой Мангиюром, изучил и перевел несколько книг по тибетской медицине.

Наконец, в институте изучалась космическая энергия и те космические энергии, к которым только теперь начинает прикасаться официальная наука, хотя они уже давно известны Великим Учителям Востока.

Институт «Урусвати» явился прообразом института Будущего – здесь изучали Тайны Природы, положив в основу принцип Единства всего Сущего.

Институт организовал выпуск собственного журнала «Урусвати» (всего было выпущено три номера), главным редактором которого выступил Юрий Николаевич.

В этом журнале публиковались подробные годовые отчеты о работе Института, составленные его директором.

Ценность их состоит в том, что они освещают текущую работу научного учреждения, дают подробную характеристику локальных экспедиций, положивших начало практическому изучению при-гималайского региона западными учеными.

Были показаны связи Института с крупными университетами, библиотеками, музеями Индии, странами Европы и Америки.

Постоянными сотрудниками института были А. Эйнштейн, Н.И. Вавилов, Рабиндранат Тагор  и многие другие учёные Востока и Запада.

Учёные России и многих стран мира не теряют надежды воскресить уникальный проект Института.

За 30 лет проживания в Индии Юрий Николаевич не принял иностранного подданства и с честью пронёс через Центральную и Восточную Азию знамя русской культуры Духа.

Когда летом 1941 года Германия напала на Советский Союз, Юрий Николаевич немедленно дал телеграмму послу СССР в Лондоне И.И. Майскому с просьбой зачислить его добровольцем в ряды Красной Армии, но письмо осталось без ответа.

Во время войны семья Рерихов неоднократно переводила средства на техническое вооружение русской армии, а также выступала в печати с патриотическими статьями.

Заявление семьи Рерихов в 49-е годы с просьбой вернуться в Россию осталось без ответа. Ни кэпээсэсовское правительство Советского Союза, ни Академия Художеств не считали нужным возвращение великого Художника и Его семьи на Родину.

После ухода в Мир Огненный Николая Константиновича (в 1947 году), Елена Ивановна и Юрий Николаевич повторно обратилась к Сталину и правительству СССР с просьбой вернуться на Родину и выполнить заветное желание Николая Константиновича – передать в дар несколько сот картин и его архив. Ответа не последовало.

Вопрос о возвращении Юрия Николаевича на Родину был решен лишь в 1957 году во время визита в Индию Правительственной делегации СССР во главе с Никитой Хрущевым и Михаилом Булганиным.

Предварительно были сделаны Хрущевым запросы в Академию наук СССР, будет ли полезен Юрий Николаевич Рерих как ученый для Института востоковедения академии наук СССР.

Советские ученые высоко ценили научные знания Юрия Николаевича, считая его лучшим тибетологом среди европейских ученых, и заверили, что он будет весьма полезен для дальнейшего развития советской науки по востоковедению и тибетологии, а также для подготовки молодых кадров.

В Москву Юрий Николаевич привез огромную библиотеку, вещи Родителей, среди которых зеленая настольная лампа Матери, много повидавший ледоруб, статуя Будды с Цейлона, ценнейшие иконы, более 400 картин Николая Константиновича, манускрипт Отца «Моя жизнь», состоящий из 999 очерков, начатых Николаем Константиновичем в 1937 году.

Наследие Великого Отца, даже имя Его было встречено с недоброжелательством и страхом. Долгое время о Рерихах создавались различные мифы.

Невежды называли Семью Рерихов «белоэмигрантами, антисоветчиками, религиозными фанатиками» и прочими подобными словами.

С первого момента приезда в Москву Юрий Николаевич сосредоточился на том, чтобы понять и познать советскую действительность, весьма трудную для живого свободного ума.

В своих беседах с Рихардом Рудзитисом, президентом Латвийского Общества Рериха, Юрий Николаевич говорил:

«Не в государственном строе причина. Нет устроения. Все люди не устроены.

Нет дисциплины. Масса времени уходит на скучные заседания, на пустословия, там курят, происходит уничтожение психической энергии.

Повсеместно нужны две вещи:

1. Поднять общий уровень Культуры.

2. Дисциплина, равновесие».

Юрий Николаевич РЕРИХ приехал, чтобы передать Родине наследие Великих Родителей, довершить то, что Они не смогли сделать, находясь вдали от Родины.

Работать Ему пришлось в труднейших условиях, под неусыпным оком КГБ, где на каждом шагу Он сталкивался с чужой и непонимающей, но всесильной тёмной волей.

Сколько энергии и находчивости потребовала первая Выставка картин Николая Константиновича Рериха.

Её разрешили, в конце концов, в Малом зале на Кузнецком Мосту.

Стояли длинные очереди. Люди выстаивали по 4-5 часов.

В итоге… Выставка обошла все крупные музеи Союза.

И… залегла в запасниках русского музея. Много было боли.

Лучшие картины Николая Константиновича должны были быть переданы Алтаю.

Но отбор картин прошёл за спиной Юрия Николаевича.

После огромного успеха Выставки, множества восторженных отзывов и пожеланий Юрий Николаевич надеялся, что общественные организации и отдельные энтузиасты поставят перед советским правительством вопрос о строительстве музея Николая Константиновича Рериха на Родине.

В 1958 году Он сообщал: «Сейчас идут переговоры в музее как в Ленинграде, так и в Сибири». Однако в то время ещё нельзя было реализовать подобную идею, и Юрий Николаевич передал бесценный дар Космоса советскому государству.

Дар был принят, но всё прошло тихо, без оповещения народа, которому великий Художник и предназначал свои Картины.

КПСС и Правительство СССР не позаботились о достойном принятии произведений гениального русского Художника: молчали газеты, телевидение, радио.

Юрия Николаевича, великого патриота и ученого, не пригласили в Кремль.

Невольно вспоминается, как в 1955 году в Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина состоялся торжественный акт передачи правительственной делегации ГДР картин Дрезденской галереи, спасенных солдатами и офицерами Советской Армии в годы войны. Об этом событии писали «Правда» и многие зарубежные газеты.

Встреча картин в Берлине стала всенародным праздником: немецкие художники подготовили плакаты, были напечатаны открытки и альбомы…

К сожалению, в нашей стране отношение к Уникальной Коллекции было другим.

Когда-нибудь будут опубликованы соответствующие документы, и мы узнаем точное количество подаренных картин (сегодня исследователи указывают разные цифры).

Однажды после посещения выставки картин Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов в Третьяковской галерее Юрий Николаевич высказал следующие мысли: искусство XX века несёт большую ответственность за то, что настоятельно и талантливо проповедовало бездуховность, кастовую интеллигентскую избранность, упоенно воспевало и поэтизировало всякого вида зло, служа ему и получая от этого удовлетворение своему ненасытному честолюбию.

Все это, несомненно, нанесло огромный вред человеческой душе

Но мудрость жизни в ней же самой: новые поколения приходят в мир совершенно чистыми, значит дело в том, чтобы их воспитать в служении великому духу и добру

Русская культура неотделима от чувства совести.

Совесть – вот, что Россия принесёт в мировое сознание.

А в наши дни есть опасность лишиться этой высокой нравственной категории.

Как актуальные сегодня эти рассуждения Юрия Николаевича!

Юрий Николаевич Рерих – человек, в высшей степени, не склонный к преувеличениям, всегда очень скромный, сдержанный и терпеливый, был необыкновенно прост и искренен в общении.

Его проницательный взгляд всегда был с оттенком грусти.

Он придерживался строгого и чёткого режима в планировании своего времени.

Был чрезвычайно пунктуален. У него был чёткий распорядок дня. Вставал в 5 утра, прогуливался по парку, работал. Ложился спать в 11 вечера.

Не признавал никаких отклонений. Работал очень много, но при этом не был суетлив или раздражителен. Его внешняя манера была очень сдержана – без лишних движений, жестов, – спокойная и доброжелательная.

Внешние и бытовые удобства в его жизни существенной роли для него не играли и не отвлекали и, тем самым, помогали сберечь ценное время для свершения высшего предназначения.

Его жизнь – живой пример полного самообладания!..

Вспоминает Шагардын Бира, академик Монгольской Народной Республики, ученик Ю.Н. Рериха: «Он работал всегда. Когда бы я не приходил, неизменно заставал его за рабочим столом. Это для нас, его учеников, было живым примером того, как нужно работать, как посвящать свою жизнь науке без остатка, постоянно обогащая свой кругозор, пополняя свои знания ежедневно и ежечасно. Потрясала его высочайшая образованность, обширные знания – казалось, он знает всё!».

Из письма Юрия Николаевича к брату Святославу Николаевичу:

«В непрерывной работе заключается единственное спасение от ужасной пошлости, ненужной сентиментальности, которыми пропитана так называемая цивилизованная жизнь… Особо достойно явить презрение к мелкой жизни, не знающей обстановки истинного труда».

Из воспоминаний современников:

«Работы у Юрия Николаевича невпроворот. А тут ещё очень частые приёмы в посольствах. Приедет он из института, переоденется в чёрный костюм и отправляется на приём. Говорил, что очень устает.

Что хотя бы вызывали его на приёмы стран Востока, а то в шведском и во французском, и в английском надо было представительствовать.

Языки-то он знал прекрасно, вот и вызывали. Работа, работа, работа. Разная. Нужная.

А сколько людей к нему тянулось!»

Международный авторитет Юрия Николаевича Рериха сыграл большую роль  в принятии и дальнейшем осуществлении советской части проекта ЮНЕСКО «Восток-Запад», особенно в восстановлении роли Китая в развитии мировой цивилизации.

Выступление Юрия Николаевича по изучению культуры Центральной Азии на заседании советской комиссии ЮНЕСКО имело политическое значение не менее важное, чем научное. Юрий Николаевич принял участие в подготовке цейлонской «Энциклопедии буддизма».

Юрию Рериху принадлежала, поддержанная институтом, идея создания специальной комиссии при ЮНЕСКО по изучению Кушанской эпохи.

Впоследствии эта идея Рериха была воплощена и утверждена в 1966 году в проекте ЮНЕСКО по изучению цивилизаций центральной Азии.

(Кушанское царство IIII вв. н.э. включало в себя значительную часть территории Средней Азии, Афганистана, Пакистана, Северной Индии  и, возможно, Китайского Туркестана).

Юрий Николаевич много времени уделял работе по подготовке к изданию тибетско-санскритско-английско-русского словаря.

Ему предложили представить макет словаря – «эксперты» посмотрят, оценят и тогда будут конкретно решать…

Юрий Николаевич сам составил макет по рукописи; его набрали в издательстве, отпечатали, и Юрий Николаевич повез его на обсуждение.

«Эксперты», из которых ни один по своим знаниям Юрию Николаевичу, как говорится, «и в подметки не годился», макет утопили на том основании, что это все-таки некий «словник», а не словарь.

Они просто не пожелали понять, какой ценнейший и богатейший материал перед ними, какой уникальный Словарь готовится! Или позавидовали…

Юрий Николаевич, конечно, был очень расстроен.

Двух-тысяче-страничный – это был труд всей его жизни – тибетско-русско-английский словарь с санскритскими параллелями.

Это основополагающий труд мировой буддологии! Такого труда больше нет!..

К сожалению, он увидел свет уже после ухода Юрия Николаевича с земного плана.

К XXV Конгрессу востоковедов сектором, возглавляемым Рерихом, была подготовлена к печати «Джаммапада» (из серии «Библиотека Буддика») – сборник изречений, часть буддийского Канона в переводе с пали.

Ответственным редактором и рецензентом был Юрий Николаевич.

В статье сжато изложена не только история текста «Джаммапады», но также легендарная биография Будды и исторические сведения о Нём, краткая история буддийской литературы и основные этапы развития буддийского учения.

«Джаммапада» была подвергнута цезурой КПСС резкой и явно недоброжелательной критике. Ценнейшую Книгу спасло только то, что очень известные учёные из-за рубежа прислали положительные, даже восторженные отзывы – и она все-таки, с трудом, но вышла.

После выхода «Джаммапады» кэпээсэсовцы прорабатывали Юрия Николаевича на своих парт-собраниях, называя Его «буржуазным учёным».

В личной беседе после всей разборки в связи с изданием «Джаммапады» Юрий Николаевич сказал:

«Печально, но я понял, что полностью осуществить разработанную мною программу по осуществлению дальнейшего научного успешного развития востоковедения в России мне не реализовать».

«Не понимаю, – говорил он часто, – что происходят? Все мои усилия уходят в песок, и я упираюсь в стену. Они не дают мне работать…».

В институте востоковедения для занятий с аспирантами ему не нашли другого места, как под лестницей.

Ему препятствовали вторично поехать в Монголию.

Юрий Николаевич привлекает к себе сердца разных народов не только гениальностью ученого, но и нравственным величием, чистотой жизни и благородством духовного Учителя, Вестника Космоса. Вся Его жизнь – подвиг!..

Он никогда не останавливался в Пути, не искал ни отдыха, ни славы, преодолевал любые трудности, неуклонно устремляясь к своей Цели, к Цели просвещения человечества.

И в жизни, и в науке, и в искусстве Его путь был неутомимым восхождением.

В наше трудное время, когда резко обозначилась грань между Светом и тьмой, когда решается судьба планеты, Юрий Николаевич служит всем строящим Новый Мир, является высоким идеалом и нравственной опорой.

У Него можно учиться и простоте, и великодушию, мужеству и самопожертвованию, терпению и бескорыстию, любви к Родине, учится служению Иерархии СВЕТА…

Великим Космическим Учителем сказано:

«Не многие принимают полноту служения в его жизненности и подвиге.

Эти немногие знают, как создаются ступени служения.

Они готовы нести живое слово туда, где оно служит Общему благу.

Такие подвижники готовы отказаться от удобств жизни, лишь бы дать людям что-то обновляющее. Они знают, что наряду с научными открытиями необходимо соединение с духовными сокровищами.

Особенно, когда людские множества сдвинулись в спешных поисках, люди не умеют примирить материальные продвижения с духовными высшими основами.

Нынешний век напоминает некое время Атлантиды.

Тогда не сумели найти равновесия, но если теперь знают о таком же несоответствии, то некоторые, наиболее живые народы могут найти нужное соответствие.

Мы видим, где может быть осознано начало синтеза.

Будет оно не там, где маятник жизни мёртв, но там, где он раскачивается крайне.

Там понимают значение Общего Блага; там знают, что оно (начало синтеза) может зародиться лишь от Общего Блага.

Эта формула ещё не произносится, но больше того, она уже зреет в глубине сознания».

Юрий Николаевич определял санскритский язык как священный язык буддизма.

Он мечтал соединить центры буддологии и тибетологии в Улан-Баторе, считая их традиционно сложившимися родственными центрами восточной культуры.

В одной из своих статей Юрий Николаевич пишет, что «куда бы ни проникал буддизм, он формировал духовную жизнь и характер народа, обогащал его литературу и искусство и давал ему определённое единство воззрений.

С самого начала своего распространения буддизм, следуя словам своего Основателя:

«Идите и пекитесь о благе и благополучии многих, в сострадании к миру», – вдохновлялся и присоединялся к движениям, стремившимся к социальной справедливости и равенству.

В поисках единства, в попытках наведения новых мостов для объединения народов нам не следует забывать уроки прошлого. Напротив, следует тщательно оберегать остатки былого единства, и везде, где возможно, разжигать заново священный Огонь культурного единства, культурного единения; Огонь, который когда-то принёс человечеству благие плоды и которого так недостает нашему современному миру.

Юрий Николаевич никогда не говорил о Сокровенном.

Всегда повторял, что восточные люди не говорят о Сокровенном вслух.

Он чётко соблюдал древнее правило: «Блюди тайное, склонись перед тайнами Мира и человека и постигнешь ещё большие Тайности».

Сокровенные портреты, особо значимые реликвии никогда Им не выставлялись напоказ и находились в его спальне.

Юрий Николаевич считал, что Учителем может называться лишь тот, кто имеет три главных качества:

…первое – полное знание духа Учения,

…второе – совершенную духовную чистоту,

…третье – бескорыстие и божественную Любовь.

Рамакришна – индийский философ-мистик (19 век) рассказал о требованиях, которые он предъявлял к ученику, ставшего на путь духовного восхождения:

1. Нужно быть терпеливым, как земля. Какие бы несправедливости ни совершались над ней, она тихо переносит их. Человек тоже должен быть таким же.

2. В эти ничтожные времена найти Бога можно лишь через твёрдое соблюдение правды. Молиться Богу всеми своими силами.

3. Работать надо. Можно ли чего-либо добиться без труда?

4. Нужно запомнить одну вещь:

Если хотите душевного покоя, тогда бросьте искать недостатки у других.

Если вообще вам надо изживать плохое, найдите свои собственные недостатки и слабости.

Научитесь принимать каждого, как своего. Никто не чужой, весь мир – ваш.

Перед тем, как произносить Имя Владыки СВЕТА, надо полностью уйти от мирской суеты и добиться чистоты мыслей и чувств.

Для внутреннего очищения Юрий Николаевич советовал в течение дня выкраивать время для молчания духа, и тогда, в безмолвии, открыть сердце Указу Владыки ЖИЗНИ.

Полезно, если человек несколько раз в день освобождается от суеты и на несколько минут сосредотачивается на духовном.

Юрий Николаевич не был проповедником. Он шёл под знаменем Духа, не смотрел на идеологию, на внешние признаки; например, читает ли человек книги Живой Этики или нет. Главное – чем человек живёт.

У него не было поблажек к человеческим слабостям, к нечестности.

Он обладал необыкновенной проницательностью, но проявлялась она очень тонко, без показного.

В его присутствии мог хорошо себя чувствовать только тот, кто чист душою.

Юрий Николаевич обладал удивительной чуткостью к человеку, но мог быть и твердым, тверже любого.

Ему было присуще сочетание мгновенной реакции, подвижности и, в то же время, – спокойствия и равновесия.

Из воспоминаний П.Ф.Беликова: «Религиозные предрассудки и церковная обрядность, Юрию, как и всем членам семьи Рерихов были чужды.

Он уважал чужие убеждения и те нравственные положения, религии, которые сходятся с общечеловеческими положениями о морали.

Будучи историком культуры, изучая историю религий, Юрий Николаевич придерживался научного мировоззрения, отличительной чертой которого было самое широкое допущение всего нового.

Отрицание и узость, где бы оно ни проявлялось, – в науке или в религии, – было ему не свойственно.

Юрий Николаевич верил, что жажда знаний у молодёжи, потенциал которой очень велик, возьмёт верх над желанием «красивой жизни».

Несколько иронически смотрел на увлечение западными образцами и считал, что такое внешнее подражательство внешним и остаётся.

Оно не затронет самого главного в человеке – стремления к справедливости и чувства сопричастности ко всему, что происходит в мире.

Юрий Николаевич не идеализировал молодёжь и отмечал некоторую разбросанность и отсутствие чётко намеченных целей.

Чтобы достичь истинной духовности, он советовал перестроить и очистить свою духовную жизнь, в основу положить искусство, красоту и служение людям.

Духовность помогает развивать чувство красоты, прозрение, прозорливость.

Юрий Николаевич говорил, что, к сожалению, сегодня мы имеем большое число людей, не обладающих чувствознанием, руководимых неосознанной гордыней и самостью лжепророков.

Он всегда подчеркивал, что без чувствознания нельзя стать духовным.

«Картина «Гесэр-хан», созданная в 1941 году, была подарена Юрию Николаевичу ко дню рождения его отцом. К ней так и просились строки Александра Блока:

«И вечный бой! Покой нам только снится…».

Как и Гесэр, Юрий Николаевич был по складу своего характера воин.

Внешний вид кабинетного ученого был лишь доспехом этого воина.

Его деликатность была ничем иным, как оружием против царящей в мире грубости.

Он не считал, что подобное изживается только подобным.

На картине всадник с натянутой тетивой лука, верхом на гордом благородном коне целился очень далеко – куда-то, пылающее красным заревом небо.

Это был, скорее, вызов грядущему, нежели преследование какого-либо врага.

Смотреть далеко вперед и быть готовым вступить в бой за лучшее будущее человечества – таким качеством наделил своего героя Гесэра монгольский народ.

Это качество в полной мере было свойственно и Юрию Николаевичу Рериху»

                                                                (П.Ф. Беликов, см.: Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002).

«Вот носитель меча Гесэр-хана на поле вышел.

Меч в руках и за пазухой – Камень.

Не впервой ему совершать деяния во Имя Владыки.

Смел, непоколебим и непреклонен, и страха не знает.

Чист сердцем и одинок. Одиночество – удел больших духов.

Не имеет своего, и не надо ему ни славы земной, ни богатства.

Дума о том лишь, как выполнить слово Владыки и указ дня.

Не на малое вышел. Будет успешен во всем. Поручение выполнит славно.

Вас соберет вокруг себя и вам передаст волю Владыки».

Священный Камень имеют люди, принявшие на себя Великое Служение.

В стремлении они преисполняются Светом.

Многие отмечали грусть в глазах Юрия Николаевича – он-то знал, что никто из его окружения постичь был не в состоянии.

Возможно, в этом его знании было и знание своей судьбы.

Ещё в 1933 году Николай Константинович написал картину «Звезда героя», которую посвятил старшему сыну, ему тогда исполнился 31 год.

На тёмном звёздном небе в горах летит падающая звезда.

За ней следит некто, чей силуэт вырисовывается на фоне освещенного очага.

Уже тогда Николай Константинович знал: жизнь Юрия станет подвигом.

Елена Ивановна предсказала, что Её старший сын поедет на Родину, когда появится звезда, но жить Ему там предстоит три года.

В 1957 году такая звезда появилась (об этом Юрий Николаевич прочитал, когда приехал в Москву).

В частных беседах Он неоднократно говорил, что его миссия выполнена.

Краткой была Его жизнь, всего 58 лет, но как много Он успел сделать: написал уникальные научные труды, был энциклопедически образованным человеком, за три года на Родине возродил школу российского Востоковедения, впервые в России начали преподавание санскрита, составил санскрито-русско-английский словарь.

Юрий Николаевич открыл на Родине имя Николая Рериха, как художника, ученого и гуманиста, передал в дар наследие Великого Отца: картины, очерки, материалы научно-исследовательского института «Уруствати», провёл выставку картин Николая Константиновича. Его научный и жизненный подвиг высоко оценён.

За выдающиеся заслуги в изучении культур центральной и южной Азии Он был избран почётным членом географического общества России, Королевского азиатского общества Лондона, Парижского географического общества, Азиатского общества в Бенгалии, Американского археологического и этнографического общества.

Юрий Николаевич был выдающимся ученым, но прежде – необыкновенным во всех отношениях человеком, добрым и исключительно внимательным к окружающим Его людям, умел духовно единить людей, хотя был на редкость сдержан, спокоен, сосредоточен.

Он принес на Родину великие духовные идеи, новые пути, новое мировоззрение, новую науку.

Примером своей высочайшей духовности он показал соотечественникам путь борьбы с тоталитарной системой тьмы.

Он говорил: «Многие мечтают о свободе, но внутренний человек всегда свободен.

Я ни в чём не скрываюсь. Самое лучшее – действовать совершенно открыто».

Такой была его гражданская позиция.

Никому, не навязывая свою точку зрения, ничего не пропагандируя, он просто на жизненных примерах рассказывал своим ученикам о вреде мелкой боязни и страхе.

Страх превращает бессмертного человека в раба.

Именно невежественный страх всегда служил лучшим основанием для тирании.

«Пылайте сердцами и творите героев» – эти слова Николая Рериха можно считать духовным завещанием потомкам. Юрий Николаевич осуществил пламенный путь героизма в полной мере. Но у героя трудна судьба.

Единоборство с превосходящими по численности силами зла делало их жизненный путь недолгим. Юрий Николаевич знал это, но всегда оставался оптимистичным и спокойным. Редкое мужество!

Свою миссию он выполнил слишком хорошо, чтобы силы тьмы могли смириться с этим. Враждебный круг вокруг него смыкался, развязка наступила 21 мая 1960 года.

Его уход был неожиданным.

В официальном медицинском заключении названа причина смерти Юрия Николаевича Рериха – атеро-кардио-склероз, но латвийский врач Ф.Д. Лукин, близкий к семье Рерихов, был в морге у останков Юрия Николаевича и не обнаружил у Него последствий ни инфаркта, ни инсульта.

Величайшим Солнечным ЛОГОСОМ Сказано:

«Неисчислимы причины болезней, и наука должна разобраться в них.

При этом нужно иметь в виду строение всей планетной жизни.

Рассматривая болезни, следует изучать духовное и физическое течения.

Также и среда имеет своё сильное влияние, ибо групповая аура оказывает сильное воздействие на чуткий организм.

Мы часто слышали, что лучшие уходят как бы первыми в Тонкий Мир.

Нужно расследовать это явление, ибо не всегда недостаточность психической энергии есть причина заболеваний.

Микробы духовных инфекций, насыщающие пространство, отяжеляют, именно, чуткий организм, который располагает большим запасом психической энергии».

В память об уходе брата Святослав Николаевич написал картину «Пиета».

Мать держит на руках сына-мученика, снятого с креста, убитого теми людьми, которым Он отдал всё – знания, работу, жизнь.

Своим жизненным подвигом Юрий Николаевич дал нравственный импульс всем, кто искал истинных знаний и идейных ценностей в атмосфере жесточайшего духовного голода.

Как великий герой, прошёл свой полный испытаниями земной путь Юрий Николаевич Рерих. Истинно: «как по струне бездну – красиво, бережно и стремительно».

Сила и необыкновенное личное влияние Юрия Николаевича объяснялось тем, что великие принципы, утверждаемые всеми великими духовными учениями, Он осуществлял не на словах, а в жизни.

Учение «Живая Этика», принесенное им в Россию, он не пропагандировал в своих выступлениях, тем более, что это тогда было невозможно.

Он просто нёс высокие принципы Учения Света в себе самом, применяя их в реальной жизни.

Он стал светочем для миллионов людей, ищущих Истину.

Такой была Его жизнь, недолгая, но яркая и светлая.

 

2016 08 0

100761426 element323cr

Литература, использованная и рекомендуемая:

1. «Агни Йога» в 4-х томах. М., «Сфера», 1999.
2. «Будда и его Учение». РИПОЛ КЛАССИК, М., 2005.
3. «Введение в Агни Йогу». Новосибирск, 1997.
4. «Грани Агни Йоги» в 21-ти томах, Новосибирск, «Алгим», 1994-1998.
5. «Джаммапада». Самара «Агни», 1992.
6. «Древний Восток». С-Пб, «Терция», 1994.
7. «Книга притч Соломона». М., «Эксмо-Пресс», 2000.
8. «Конфуций. Уроки мудрости». М. - Харьков, «Эксмо-пресс» «Фолио», 2000.
9. «Космические легенды Востока». Днепропетровск, «Полиграфист», 1997.
10. «Криптограммы Востока». Рига, «Угунс», 1992.
11. «Письма Елены Рерих», в 2-х томах. Минск, «Лотаць», 1999.
12. «Письма Мастеров Мудрости». М., «Сфера», 1997.
13. «Пифагоровы законы и нравственные правила». М., С-Пб, 2000.
14. «Подвижники». Самара, 1994.
15. «Поучения Шри Рамакришны». СПБ ОВК, 1995.
16. «Преподобный Сергий Радонежский». М., «Панорама», 1992.
17. Блаватская Е.П. «Разоблаченная Изида» в 2-х томах. М. «Золотой век», 1994.
18. Блаватская Е.П. «Тайная Доктрина», в 2-х томах. С-Пб. «Кристалл», 1998.
19. «Теогенезис». М. «Рефл – бук», «Ваклер», 1994.
20. «Учение Махатм». М. «Сфера», 1998.
21. Блаватская Е.П. «Голос безмолвия. Избранные статьи». М. «Новый Акрополь», 1993.
22. Блаватская Е.П. «Из пещер и дебрей Индостана». Киев «МП Муза», 1991.
23. Блаватская Е.П. «Карма судьбы». М. «МК Полиграф», 1996.
24. Блаватская Е.П. «Напутствие бессмертным». Изд. София, М., 2004.
25. Блаватская Е.П. «Феномен человека». Изд. Сфера, М., 2004.
26. Блаватская Е.П. «Что есть истина?». М. «Сфера», 7/1999.
27. Дауэр В. «Эзотерика для начинающих». М. «Рефл – бук», «Ваклер», 1994.
28. Дмитриева Л.П. «”Тайная Доктрина” Елены Блаватской в некоторых…» в 3-х т., Магнитогорск, «Амрита», 1994.
29. Дмитриева Л.П. «Посланник Христос…», в 7-ми т. М. «Триада плюс», 2002.
30. Клизовский А.И. «Основы миропонимания Новой Эпохи». Минск, «Мога Н – Вида Н», 1995.
31. Ковалева Н. «Четыре пути кармы». РИПОЛ КЛАССИК, М., 2003.
32. Ковалева Н.Е. «Шамбала – это не миф». РИПОЛ КЛАССИК, М., 2004.
33. Рерих Е.И. «Письма в Америку», в 4-х томах. М., «Сфера», 1996.
34. Уранов Н. «Жемчуг исканий». Рига, «Мир Огненный», 1996.
35. Уранов Н. «Нести радость». Рига, «Мир Огненный».
36. Уранов Н. «Огненный подвиг», в 2-х томах. Рига, «Мир
37. «Агни Йога» (Высокий путь 1 и 2 кн.,+ Откровение). М., «Сфера», 2002.
38. «Мифы древней Индии, Бхагаватгита». С-Пб., «Кристалл», 2000.
39. «Письма Махатм». «Самарский Дом печати», 1993.
40. «Письма Махатм». Новосибирск «Вико» «Алгим», 1993.
41. «Свет на пути», (мягк.). М. «Сфера», 1997.
42. «Храм Человечества». М. «Дельфис», 2000.
43. «Чаша Востока». (мягк. обл.). С-Пб. «Вахта Мира», 1992.
44. Беликов П., Князева В. «Рерих». М. «Молодая Гвардия», 1973.
45. Беликов П.Ф. «Рерих (опыт духовной биографии)». Новосибирск, 1994.
46. Фосдик З.Г. «Мои Учителя. (Встречи с Рерихами)». М., «Сфера», 1998.
47. Хансон В. «Махатмы и человечество». Магнитогорск «Амрита - Урал», 1995.
48. Хейдок А. «Огонь у порога». Магнитогорск, «Амрита-Урал», 1994.
49. Хейдок А. «Радуга чудес». М., «Сфера», 2001.

Другие материалы в этой категории: « Мысли правят миром…
Наверх

Поделись с друзьями