6 февраля - день рождения Феликса Денисовича Лукина

«Кем был Феликс Лукин? — Истинный Брат человечества. Он принадлежал к семейству героев духа... Свои познания он черпал из всемирной сокровищницы знаний и истоков древней мудрости... Его пламенный дух горел в едином порыве, посвящая все свои силы служению на благо человечества. Поистине он был тем человеком, который своей жизнью определил путь Знаний...»
Елена Рерих

Феликс Денисович Лукин родился 6 февраля 1875 года. В 1899 году он окончил медицинский факультет Тартусского университета, затем стажировался в Вене и других европейских медицинских центрах. В Риге у него была частная клиника, он был главным глазным врачом при железной дороге Рига-Орел. Во время первой мировой войны Феликс Лукин был переведен в Витебск. Со всей округи, за сотни километров, стекались к нему нуждающиеся во врачебной помощи. Не считаясь с личным временем и здоровьем, доктор Лукин посвятил свою жизнь безграничному служению людям. Изучая серьезно природу туберкулеза, которым сам страдал, Феликс Денисович со временем пришёл к выводу об эффективности его лечения гомеопатическими средствами. Он с успехом стал применять гомеопатию в своей практике, позднее стал заниматься иридодиагностикой, ставя диагнозы по состоянию радужной оболочки глаза. Несмотря на собственные большие достижения, Феликс Денисович выезжал в Швейцарию и Германию перенимать опыт у тамошних светил медицинской науки. В поисках духовной основы исцеления страждущих, он заинтересовался теософией, принял участие в проходившем в Голландии международном теософском конгрессе.
В начале 1920-х годов, в поисках литературы по космогонии и духовной философии, Феликс Денисович нанёс визит в Риге востоковеду В.А.Шибаеву, и получил от него первую книгу из серии «Живая Этика». Эта встреча стала решающей в жизни доктора Лукина. С тех пор он постоянно был связан с кружком, организованным В.А.Шибаевым по совету Н.К.Рериха. 

 

13 октября 1930 года было зарегистрировано Латвийское общество друзей Музея Рериха, а Ф.Д.Лукин стал его первым руководителем. После встречи в Париже с Н.К.Рерихом он, по воспоминаниям сына Гаральда Феликсовича Лукина, «стремился вперед в огненной колеснице». Идеи Живой Этики, изучение психической энергии человека и растений легли в основу его исследований. Тесное сотрудничество с Институтом Гималайских Исследований «Урусвати» необычайно помогало доктору в составлении рецептов гомеопатических снадобий и изучении их действия в синтезе с психической энергией. Денежные средства, получаемые от врачебной практики, вкладывались в научные исследования и поддержку книгоиздательской деятельности Латвийского Общества Рериха. 

Рядом с Ф.Д.Лукиным рос профессионально и духовно его сын Гаральд Феликсович Лукин, который так же стал врачом-гомеопатом, а после ухода из жизни отца – активным сотрудником и секретарем Латвийского Общества Рериха.  Феликс Денисович Лукин скоропостижно ушел из жизни 28 марта 1934 года. В дань памяти прекрасному человеку и редкой самоотверженности врачу Латвийским Обществом Рериха в 1937 году была издана книга "Свет Сердца", в которой были собраны светлые воспоминания о докторе Ф.Д.Лукине. "Кем был Феликс Лукин? – Истинный Брат человечества, Он принадлежал к семейству Героев Духа... Свои познания он черпал из всемирной сокровищницы знаний и истоков древней мудрости... Его пламенный дух горел в едином порыве, посвящая все свои силы служению на благо человечества. Поистине, он был тем человеком, который своей жизнью определил путь Знаний...", – писала Елена Ивановна Рерих.  Свет сердца Феликса Денисовича Лукина и по сей день озаряет пути идущих к вершинам духовной культуры. 

F D Lukin2


Фрагменты из очерка Н.К.Рериха "Доктор Ф.Д.Лукин"

На трудных и бурных перевалах какими-то неведомыми друзьями поставлены высокие камни – менгиры. Напоминают они путнику об опасностях, о долгом пути, в котором должно быть проявлено все терпение, вмещение и преданность избранной цели. Напоминают об успехе и радости.
Так же нерушимо остается память о самоотверженной деятельности Ф.Д.Лукина, в полном смысле слова положившего душу за други свои.
Как истинный ученый, вне предрассудков и суеверий, Ф.Д.Лукин бодро искал лучшие врачебные средства. Он внес в дело врачевания всю любовь и неутомимость. Он знал, когда улыбнуться и когда настоять на спасительном средстве.
Конечно, по обычаю многих веков Ф.Д.Лукину пришлось немало претерпеть от непонимания, от невежества. Но нужно было видеть, как спокойно и с каким доброжелательством он сам рассказывал о терниях пути. Он настолько далеко и светло заглядывал вперед, что лишь сожалеть мог о ненужных препятствиях… К тому же Ф.Д. понимал значение совета: "Благословенны препятствия, ими растем".
В сношениях с Ф.Д. постоянно вспоминалась благословенность. Он знал, как не расплескать этот драгоценный сосуд. 
Самая высокая этика для Ф.Д. была не приказом, но зовом просветленной души. Память о таком светлом строителе не только не испепеляется в жгучем вихре времени, но, наоборот, растет в свете прекрасном. Ф.Д. по природе своей должен был быть врачом, целителем. Он был объединяющим началом, целителем сотрудничества. Для него оно было содружеством, в котором родственно сходились искавшие Света.
Ф.Д. без труда не мог жить; к нему он устремлял и всех сотрудников. При таком кормчем можно было быть спокойным за корабль. У руля был не только знающий, но преданный деятель. Ни страха, ни отступничества, ни предательства не выносил Ф.Д., ибо в нем самом не было этих зачатков тьмы. Зато каждое доброе стремление и искание радовали его. Будь это в области науки, медицины, или воздухоплавания, или искусства – двери врача доброго были открыты.
Широко был открыт взор Ф.Д.. Каждый вновь приходивший хотел открыть ему душу свою, зная, что не будет ни унижен, ни осмеян. Такое целительное ободрение жило неувядаемо в сердце Ф.Д. "Стучащемуся открой", и этот завет нес в себе Ф.Д., понимая, как открыть и как оценить стучащегося. 
Когда мы узнали, что Ф.Д. стал во главе нашего Латвийского Общества, почувствовалось, что устои Общества будут прочны. Так оно и было. Умел внести Ф.Д. прочность и твердость не на время, но по существу навсегда. Могут меняться поколения, могут создаваться новые отношения и оценки мироздания, но основы культуры нерушимы, если они любовно заложены.


Встретились мы в Париже летом 1930 года. Радостна была встреча, точно бы всегда знали друг друга. В течение немногих дней можно было убедиться в ценнейших качествах Ф.Д.. Видели его энтузиастом-собеседником. Узнавали как незаменимого, всегда доброго сотрудника и восхищались глубокою культурностью, без всякого шовинизма и ограничительства. Однажды Ф.Д. имел полную возможность вспылить. Но вместо того он пришел ко мне, прося разъяснить ему нечто непонятное во встреченных людях. Он не только понял чуждую ему точку зрения, но даже благодушно согласился, вникнув в глубокие причины. Такое благодушие не было следствием равнодушия. Не мог быть холодным Ф.Д.. Но зато он умел быть справедливым, а это так редко.
Знал Ф.Д. Латвию и любил свою родину. Не узкий шовинист, но светлый труженик, он горел сердцем о Латвии и умел служить своей стране не словом, но делом. Каждый молодой новый работник радовал Ф.Д.. Так любить народ может лишь познавший истинную Культуру. <…>
"Лев добрый" – так сказали о Ф.Д.. Оба слова о нем определительны. Отвага и мощь львиная украшены истинною добротою, деланием мудрым.<…> 

Как сказала Елена Ивановна в письмах своих:

<…>"Утрата Ф.Д. очень тяжка, ведь для нас он был братом по духу, был радостью сердца. Мы знали, что там, где он, все будет хорошо. Дух его был так предан Великому Служению и так чист во всех побуждениях. Общество было его любимым детищем, и все письма его были полны забот и радости о своих учениках и сотрудниках. Сейчас на всех ближайших сотрудниках и помощниках лежит обязанность не только продолжать, но и развивать начатое им великое дело. В переживаемое нами грозное время приблизившиеся к Великому Служению должны приложить все усилия, чтобы еще теснее сплотиться вокруг зажженного им светильника. Пусть он вырастет в мощный маяк всех ищущих и страждущих духом. Это будет лучшим почитанием памяти светлого духа Феликса Денисовича. Пошлем ему наши самые светлые мысли и выразим их в действиях прекрасных. Пусть будет ему светло и радостно! Верю, что ближайшие сотрудники найдут в себе все мужество, все горение духа и сердца, чтобы провести через все трудности и прочно утвердить начатое светлое строительство на благо человечества" (5.04.34).
Итак, памятный день Ф.Д. обращается в день привета и радости. Да будет светло!
На трудных перевалах прочно стоят менгиры. Если вьюга занесет все тропы – эти высокие знаки напомнят путникам, где их путь добрый и верный.
Да будет светло!
1 декабря 1936 г.

Цитируется по книге: Николай Рерих. Листы дневника. Том второй. М.: МЦР. 2000.

 

 

  • Оцените материал
    (10 голосов)
Наверх

Календарь публикаций

« Октябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Рекомендуем:

Agni-Yoga Top Sites 55

 

Поделись с друзьями